Nothing ever happens
I've gotta paint this town red!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Nothing ever happens > ИзбранноеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | следующуюСледующая »


вторник, 24 июля 2018 г.
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Sсhwarz в сообществе Dragomir 10:03:44

Небо станови­тся ближе с каждым днем.

­Ерс Вайс, приняты.
Не забудьте отправить досье Вашего персонажа, составленное согласно образцу, представленному в теме (http://dragomirwor­ld.beon.ru/0-116-sve­denija-o-zhiteljah-d­ragomira.zhtml), ­Марии в лс текстом, а также заказать аватар (http://dragomirwor­ld.beon.ru/photos/0-­436-zakaz-avatarov.h­tml#1).
Приятной игры!
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Sсhwarz в сообществе Dragomir 10:02:03

Небо станови­тся ближе с каждым днем.

­Аэлирэнн, приняты!
Вы знаете, что делать.
понедельник, 23 июля 2018 г.
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Noname . в сообществе Dragomir 22:42:54

Es tut mir leid

I. Раса
Эксайл.

II. Имя и фамилия | Прозвище
Киаран Беанаш.
Допускается сокращение Киа.

III. Возраст
413 лет, выглядит на 30.

IV. Пол | Ориентация
Женский | Бисексуальна.

V. Политические взгляды | Деятельность
Либерал | Бывший капитан армии, наставник солдат.

VI. Облик ­­
Киаран обладает обычным для представителей своей расы серо-синем цветом кожи, что напоминая своим оттенком голые скалы Альтерии, если на те попадает вода. Тёмные волосы отливают медью. Слегка волнистые, в распущенном состоянии опускаются до лопаток. Большую часть времени те убраны тем или иным образом – обычно собраны в косу или слабый пучок. Глаза светло-карие с желтизной, почти янтарные, под которыми почти всегда виднеются тёмные круги. Иногда рисует на лбу и под левым глазом одни и те же узоры, не решаясь сделать тату и скрывая их значение.
В чертах её лица практически нет острых углов, впрочем, как и во всём теле, исключая, возможно, выпирающие ключицы, острые плечи, локти и колени. Сильно выделяется среди остальных женщин своей расы из-за роста, что составляет без малого 200 сантиметров, подкрепляемые прямой осанкой. Крепко сложена, но почти не утратила присущую женщинам фигуру.

Главной ценностью в одежде считает удобство и практичность. Повседневные наряды разнятся в зависимости от погоды, особых предпочтений нет, но вряд ли вам однажды представится шанс увидеть её в платье. Бывает, что из-за не большого объёма свободного времени на обычную прогулку выходит в лёгкой броне, ведь обычно та бывает либо до, либо после, либо между тренировками и\или инструктажами. Легко относится к перевязыванию груди, зная, как та может мешать во время тренеровок или реального боя.


VII. Нрав
Первое впечатление от Беанаш всегда зависит от того, в каком расположении духа вы её встретили. Большую часть времени она старается быть сдержанной и дружелюбной, что за долгий жизненный путь стало казаться нормальным как для окружающих, так и для неё самой. Она долго училась должным образом преподносить себя как достойного доверия человека и командира.
Увы, реальность не совсем такова. Многие скажут, что главное качество хорошего воина – умение держать себя в руках. Этот, казалось бы элементарный навык, дался эльфийке с большим трудом. До сих пор она относительно легко поддаётся на провокации, часто не успевая вникнуть в ситуацию. Относительно легко берётся на слабо. Порой страдает вспышками гнева, что выливается в неконтролируемую агрессию. Мало что может остановить её, если контроль потерян. Одной из таких вещей является приказ, отданный голосом вышестоящего.
Любит посмотреть на хорошую драку, но опасается участия в таких дружеских(пусть порой и не очень), из-за страха потерять голову. Из-за того же боится иллюзионистов. Их способность влиять на умы вселяет ужас. Больше всего боится оказаться под влиянием иллюзий и не понять этого, от чего порой(особенно оказавшись на чужой земле и при общении с владеющими этой магической школой) страдает от паранойи. Старается гордиться своим ростом, но порой переживает из-за него. Практически никогда в своей жизни не оставалась одна в широком смысле этого слова. Ужасно боится вынужденного одиночества на долгое время.
Несмотря на вышесказанное всё остальное время старается придерживаться позитивного настроя, добра к своим людям, порой может быть даже излишне откровенной и эмоциональной по отношению к ним, вместе с тем в меру строга и всегда относится к ним, как к семье. Возможно, как раз благодаря именно этому редко жалеет об отсутствии собственной семьи. Многие, кто проходил у неё обучение, впоследствии звали «мамочкой».
Попав на новый материк открыла в себе неожиданную любознательность. Множество новых животных и растений поразили воображение, что уж говорить о огромной политре цветов, что так отличалось от скучного каменно-серого и белого от снега пейзажа Альтерии. Многие растения и животные, встречаемые Киаран вызывали у неё резонный вопрос: «а можно ли это есть?». Поразило, что местные способны подчинять себе силы природы, а так же многообразие разумной жизни. Самый большой резонанс вызвали оборотни. До сих пор плохо понимает, почему воюют с магами, а не с ними, ведь, на её взгляд, превращение человека в животное выглядит куда более противоестественным­.

Крепка вера в богов не меньше, чем в королевскую семью. Изначально несколько настороженное отношение к Вхал'Таару переросло в уважение. Не смотря на его внешний вид и нрав, видит в нём полноценную особу королевской крови.
Беанаш не очень умна, порой может сказать что-то не обдумав. Она осознаёт это, потому в малознакомых компаниях старается сильно не расслабляться. Плюс к этому усидчивость всегда была её слабой стороной. Пожалуй единственное, в чём она хороша – это битва, где многое для неё основывается на инстинктах. В голове крепко понимание, что нужно держаться вместе. Её народ здесь, он ещё жив и борется за своё выживание, а это чего-то да стоит. Любой негатив в сторону принца воспринимает как личное оскорбление. Она готова защищать как его жизнь, так и честь, идти за ним и делать всё, что необходимо, пусть порой ей это не нравится.
Понимает идею либерализма и поддерживает фракцию, потому что она выпустила некоторых из темниц и сейчас только она может освободить остальных, а так же из-за уважения к Анору и Нейтану. Как бы там ни было, мало что понимает в политике и предпочитает доверяться решениям главы клана.

VIII. История жизни
Откуда берутся маленькие эльфы? Похоже, одна из дочерей главы крепости одного из поселений не знала об этом, пока не провела пару весёлых ночей с одним из прихожих молодых эксайлов, что по мнению её отца не был ей ровней, а через должный срок не явилась на свет малышка. Ей долго удавалось скрывать свою беременность от родителей по совету боевого товарища, но когда всё вскрылось, по голове её не погладили. Она родила, но преисполненная гневом и обидой, надеясь, что родители простят её, отнесла дитя в каменный лес и оставила там на съеденье диким зверям.

Малышку нашла группа охотников, что забрела далеко от своей крепости выслеживая дичь. Плач не оставил равнодушным лидера группы, хотя напуганные страшными историями про эти места товарищи отговаривали его. Послушай он их, не было бы у нас сейчас прекрасной госпожи Беанаш. Её забрали, выходили и официально удочерили.
Не смотря ни на что, росла равной всем остальным, почти здоровым, иногда, как и многие, подвергаясь болезням, и, как многие порой любят выражаться, «диким» ребёнком. Заводила и главная головная боль тех, на чью долю выпадала слежка за детьми. Убежать играть в охотников за взрослыми или просто загонять бедную козу по двору, а порой даже триумфальное убийство? Запросто. Выкрасть вкусняшки с общей кухни или шлем местного капитана? Где-то раз в неделю. Конечно, все эти выходки не оставались незамеченными и тем более безнаказанными. За каждый проступок, что так или иначе вредил поселению, детям выпадало трудиться в два, порой в три раза больше, отрабатывая нанесённый ущерб.
Не было для неё большего авторитета, чем старший брат, что был без малого на век старше неё и, грубо говоря, всегда был самым близким человеком. Он проводил с ней больше времени, чем кто бы то ни было, он познакомил её с богами и он же заставил их уважать. Благодаря нему она научилась читать и немного писать. Любила малышка его безмерно, что нельзя было сказать столь же однозначно в ответ. Она отнимала слишком много времени и была чуть ли не главным препятствием на пути к его мечте. Конечно, он был родным для отца, но любил тот их одинаково. По крайней мере, Киаран так казалось.
Отметив своё шестидесятилетие, Киа попрощалась со старшим братом, что наконец отправился за своей мечтой – получить хотя бы шанс стать драконьим всадником. Сильный физически, подающий надежды маг крови отправился куда-то на запад, чтобы куда более серьёзно взяться за своё обучение. То был последний раз, когда они виделись.
Подавленная, лишённая лучшего друга эльфийка-подросток обрела цель если не догнать, ввиду отсутствия дара, старшего брата, то хотя бы приблизиться к нему. Навыки охоты, которые как семейное ремесло прививал ей приёмный отец, не казались тогда такими необходимыми. Ей хотелось держать в руках настоящее оружие(почему-то лук тогда таковым не казался), отправляться на вылазки с базирующимся в их крепости отрядом бойцов против аборигенов, что порой совершали взаимные набеги. Но почему-то именно в тот момент она вошла в активную фазу роста. Мучаясь дикой болью в костях и суставах, что порой доводила до слёз, Киаран провела следующий десяток лет практически не выходя за пределы крепости. Несколько раз в месяц боль возвращалась и не отпускала несколько дней. Не имея возможности заниматься всем, чем она занималась до этого, девушка часто впадала в отчаянье. Не имея возможности выплеснуть кипящую в ней энергию, она часто ломала что-то в доме и истязала продукты, пока готовила еду. Местный лекарь утверждал, что беспокоиться не стоит и скоро всё пройдёт. Единственной отдушиной были тренировки, до которых её допускали под строгим надзором, чтобы эльфийка выпускала пар. Это помогало телу окрепнуть, а так же подтянуть навыки.
Когда же приступы боли перестали повторяться, отец вздохнул с облегчением, а доросшей до двух метров эльфийке пришлось свыкаться со своими габаритами. Теперь скрыться было не так просто, но охотничьи навыки удалось наверстать достаточно скоро. Киа сама сделала себе подходящий лук, с которым выходила на охоту. Однако теперь большую часть времени она проводила с базирующимся в крепости отрядом. Агрессия, что кипела внутри и отчаянно искала выход, жажда боя и пламенная речь, произнесённая перед капитаном в сердцах после ссоры с отцом и его категорического запрета вступать в армию, открыли ей путь в военное дело. Теперь отцу не приходилось следить за ней, младшая Беанаш определилась со своим жизненным путём. Предстояло определиться с оружием, что за всё время военной практики удалось лишь от части.
Спустя пол века после достижения совершеннолетия была перенаправлена в другой полк, в другую крепость, что была куда южнее её предыдущего места обитания. Мало кто мог совладать со взрывным нравом дерзкого сержанта, пока на замену погибшему от болезни командиру не поставили мага иллюзии. Невероятно повезло, как говорится. Следующие несколько лет прошли как в страшном сне. Нападкам со стороны нового начальства подвергалась далеко не только она, но сей воспитательный процесс сильно изменил её отношение к иллюзионистам. Шальная стрела оборвала его жизнь. Никто не стал даже пытаться помочь испускающему последний вздох тирану. Тогда она не смогла справиться со своим страхом, сейчас заметен прогресс. По крайней мере, Киа может скрывать его.
В том же бою, после смерти командира, молодая эльфийка взяла командование на себя и на деле доказала, что способна когда нужно управлять не только собой, но и другими, результатом чего стала успешно отбитая атака аборигенов на охраняемый ими тогда караван и получение звания лейтенанта.
После сего неприятного опыта с иллюзионистом, всегда старалась быть в отношениях с подчинёнными если не другом, то хотя бы не врагом. Это приносило свои плоды, не мало лет прошло в сражениях. О Беанаш даже пошли кое-какие слухи, будто та могла двигать каменные деревья или обращать врагов в бегство одним лишь взглядом. Не всегда обходилось без потерь, не всегда её люди и начальство были согласны с действиями порой непредсказуемой эльфийки, но большинство смелых, порой даже дерзких решений, имело успех. В какой-то момент даже появился шанс попасть в подчинение к одной из принцесс в звании капитана, от чего только глупец отказался бы. Конечно, Киа согласилась и провела под началом её величества свои самые счастливые, а главное продуктивные годы.
Когда же появился шанс вновь пойти на повышение, девушка отказалась от него. Одной из причин стали болезни, что порой нападали на неё в виду более слабого иммунитета, чем у остальных. К тому же, уж больно ей нравилось возиться с молодняком, да и, как ей тогда казалось, то была слишком большая ответственность. С её-то нравом вполне могла наломать дров. В то же время появилось желание остепениться. Беанаш официально стала заниматься подготовкой молодых бойцов. Как не странно, благодаря этому появилось куда больше свободного времени, например на посещение храмов, поверхностное изучение истории и легенд, охоту(да, ненавистное ремесло впредь стало развлечением и поводом для нытья некоторых подопечных, кому выпала честь отправиться с ней) и, как не странно, на пение. Со временем она стала болеть куда реже, но рисковать не особо хотелось.
Киаран много слышала о лекаре принца, как и до большинства, до неё доходило о нём только плохое, но веры в это было мало. Преданность королевской семье, что за долгие годы службы плотно засело в её сознании, не давало поверить в то, что король с королевой могли ошибиться, допустив его когда-то до единственного сына, а после и сына в советники к отцу.
Спавший барьер встряхнул всю Альтерию, не коснуться Киаран это тоже не могло. Усиленная подготовка к вторжению не была не похожа ни на что, что давалось воительнице переживать раньше. Никогда сверху не поступало столько инструкций и столько писем о переназначении. Заражённая мыслью о лучшей жизнью, что бы за этими словами не скрывалось, забросила попытки устроить свою личную жизнь, отдавая всю себя подготовке. Не было страха, только уверенность в начальстве и вера в то, что боги будут на их стороне.
Нельзя не сказать о том, какое нездоровое удовольствие получала девушка, своими руками убивая, сжигая, грабя и разрушая чужие дома. Словно вся её жизнь и жизнь её предков была ради этих моментов.
Всем известно, чем закончилась Война Крови. Киаран удалось выжить лишь потому что та была со своим отрядом в процессе разведывательной операции, не очень далеко от стен Миллениаса за линией фронта, когда драконы предали эксайлов. Тогда стало уже не до выполнения приказа. Она ослушалась и ринулась назад, в тот момент считая, что это правильно. Никакая разведка не спасла бы их от поражения, что выглядело очевидным. Она шла назад, к тем, кто остался в живых, чтобы помочь отступить. Сдержать противника или вынести тех, кто не может идти сам, определяя таковых либо благодаря собственной наблюдательности(те­х, кто ещё хоть как-то шевелился или стонал), либо по наводке мага крови из своего отряда(тех, кто был без сознания). Решение вернуться, что являлось нарушением приказа, возможно, спасло кому-то жизнь. Это нужно было сделать, тем более был страх, что и командования больше нет, так как полной обстановки Киа на тот момент знать не могла. После остатки их вторжения добровольно шли в плен. Над устланным трупами полем со стойким ароматом поджаренной плоти и крови летел приказ сдаваться.
Она должна была быть там, на передовой, когда всё случилось. Она должна была там погибнуть, но обстоятельства сложились так, что её отряд оказался в стороне. Можно ли благодарить за это богов? Но кого из них? Фиону, что укрыла в подлеске, что чудом уцелел? Кинора? Юниора? Или Гхид, что была так занята сбором чужих душ, что забыла про них?

Небольшая оценка камеры, которая, несомненно, вслух не высказывалась: 3 из 5. Не то что бы у Киаран был большой опыт попадания в плен, посему не стоит обращать на её необъективную оценку внимание.
С чувством вины и невозможностью хоть как-то повлиять на ситуацию, Киаран ждала, пока сильные мира сего решают судьбу её народа. Гнев от бессилия, разбитые в кровь кулаки о стены темницы и глубокое непонимание того, что же всё-таки произошло и чего теперь ждать.
Её и ещё нескольких выпустили, наконец объяснили, что к чему. До того дня она некоторых из освобождённых никогда не видела в лицо. Объединённые в новый клан, по-прежнему под знаменем своей страны, эксайлы имеют общую цель, но скованны множеством запретов. Лидер в лице пользующегося бесконечным уважением Анора внушал надежду.
Новые должности, что не стали для некоторых новыми, всё ещё порой порождали в сознании сомнения. Тренировать врага Киаран не хотела, но другого выхода для себя не видела, потому согласилась. Обратно в камеру не хотелось.
К восстанию магов отнеслась равнодушно, готовая действовать, как скажут, каким бы ни был исход.
Смерть Анора была ожидаемой, как и провозглашение нового лидера в лице Вхал'Таара. Времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью, было достаточно, а так же то бы подумать, было бы ли это всё возможно без него? О том, что поход был ошибкой, не возникало и мысли.
Как бы там ни было, теперь судьба клана в его руках.
Можно ли назвать исход благополучным? Ещё ничего не кончено.

IX. Способности
- Опытный следопыт, охотник. Находится в процессе изучения местной фауны. Имеет навыки разделки и готовки уровня «есть можно».
- Опытный тактик, но не стратег.
- Владеет языком эксайлов: способна говорить, читать и писать. Говорит на всеобщем с ощутимым дискомфортом, картавит, порой речь сложно разобрать, что мешает в работе. Испытывает серьёзные проблемы с чтением, что уж говорить о письме в виду своей неусидчивости.
- Вынослива и на самом деле сильнее, чем кажется. Обладает природной ловкостью и способностью к повышенной регенерации, приспособлена к экстремальным условиям. Страдает от жары, но от духоты ловит лёгкий кайф. Хорошо лазает по скалам. Владеет навыком верховой езды, но не очень хорошо, предпочитая передвигаться пешком.

- За свою жизнь держала в руках много различного оружия, но в бой ходила только с:
Полуторным мечом-бастардом, что преимущественно держит одной рукой – уровень владения им оценивает, как высокий;
В дополнение к предыдущему владеет кулачным щитом-баклером с шипом в его центре и кольцом в нижней части – уровень так же оценивает, как высокий;
Луком, навык владения которым оценивает, как средний;
Навык владения короткими клинками на низком уровне, в открытом и честном бою мастерством похвастаться не сможет.

- Как тренер, держала в руках и строго двуручное(меч), и одноручное(не считая коротких клинков, топор и булаву) оружие. О том, как работать с древковыми, знает только в теории, знакомство оттягивает.
- Способна носить и лёгкие, и средние доспехи в зависимости от задачи. Комфортнее чувствует себя в лёгких, порой заменяя ими повседневную одежду.
- Обладает приятным голосом, что часто приятно ложится на предложенную музыку. Этого эльфа не обошла любовь к искусству.
- Умеет шевелить ушами.

X. Тема пробной игры
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол ПсевдоРуви в сообществе Dragomir 20:07:04

Из утвержд­ения и отрицан­ия рождает­ся истина.

I. Раса
Оборотень

II. Имя и фамилия | Прозвище
Ерс Вайс, если такие и существуют он о них не знает.

III. Возраст
Ему 103 года, выглядит на 45-50.

IV. Пол | Ориентация
Мужчина, гетеро.

V. Политические взгляды | Деятельность
Теократ. Глава Инквизиции, капитан армии, кардинал.

VI. Облик
Первое что бросается в глаза это его огромные размеры, несвойственные даже его более крупной, нежели чем люди, расе. Его рост составляет 221 см. Вес приближается к 180 кг. Такого как он практически невозможно не заметить или проигнорировать, внушительные размеры подкреплены шикарным телосложением и мышцами. Это не бесполезная масса, а годами тренированный и максимально эффективный инструмент для защиты и атаки. За множество прошедших стычек и войн на его теле осталось множество шрамов на всем теле. Основные и самые заметные на левой руке, лице и теле. Рана на лице не только оставила шрам, но и забрала зрение в левом глазу. Это вечная метка ему оставленная богом Юниуром за самодовольство и гордыню. Остальные шрамы были получены только при защите своих товарищей и не так заметны особенно под одеждой.
При взгляде на лицо единственное что приходит на ум это слово "мужик". Нос с горбинкой как следствие перелома. Все волосы на лице белого цвета, скорее всего это из-за животного, в которого он превращается.
Чаще всего ходит в своей броне и очень редко можно увидеть без неё, если это происходит, то на нем все равно будет какая-то пусть и легкая (для него) но броня, пусть даже будет скрыта красивой одеждой. Так же при нем всегда его оружие, щит за спиной и меч на поясе.
Животное, в которое он превращается — это белый медведь. Если в человеческой форме он большой, то в форме медведя становится еще больше по массе, в длину почти не меняется. Возможно, именно из-за него его волосы белого цвета, а в человеческой форме Ерс такой большой.
­­­­

VII. Нрав
В основе его характера лежит непоколебимость, решительность, благодушие и доброта. Долгие годы службы в храме оставили сильный отпечаток на его характере. Где другой вспылит - Ерс просто улыбнется и что-нибудь скажет мягко, пытаясь вразумить или же успокоить. Привык решать почти все словами, где-то выслушает, где-то даст совет, а где и поможет материально. Все люди глупы и им свойственно ошибаться. Он видел, как конченые пьяницы при осмотре их ближе и разговоре по душам раскрывались не как чернь, а как тонкие и чувственные души, чья светлость была осквернена горем, болью и тяжестью грехов. Церковь давала им шанс, отмывала и кормила. За это они помогали по делам, молились и искупали свои грехи. Но вместе с тем он видел и абсолютно черные души, и эти души никто не мог исправить, никак. Так что ему не чуждо дело меча, если душу нельзя исправить значит человек не должен жить на этой земле и осквернять её своим существованием.
Вся его доброта и мягкость меняется на холодность, отстраненность и расчет, как только в его руки ложится меч. Не важно по какой причине, защита или нападение. Нельзя быть добрым к тому, кого собираешься убить. Так же способен мотивировать своих подчиненных воинственными речами, не боится и умеет жертвовать кем-то ради победы. Идеально исполняет приказы что были ему отданы.
Вайс глубоко верующий и считает, что церковь и боги, единственное что может помочь большинству людей и она несет только добро. Даже убийство людей он оправдывает тем, что тогда они не будут мешать большинству наслаждаться жизнью. И если человек был хорошим, но из-за других взглядов он мог омрачить жизнь, развязав споры или войну, это все оправдывает. Невозможно принести счастье всем, нужно ориентироваться на большинство.
Из-за такой преданности к церкви, считает, что единственные кто заслуживают власть, это те кто тесно связан с религией и кто сможет нести слово божье в массы. Он понимает, что главенствующая верхушка теократов скорее всего никак не отталкивается от воли богов, а решают все собственными мыслями и верит, что даже так они делают благое дело. Если бы богам было неугодна свободная жизнь смертных, они бы держали их в рабстве, а раз этого нет — значит и неповиновение богам дозволено.
Смена власти для него была шоком, не разбираясь еще тогда в том, из-за чего это все произошло, для него либералы были захватчиками власти у благословенного богами монарха. С этим Ерс ничего не мог поделать и пришлось смириться. До основания теократов служил в армии не либералам, а стране и гражданам. Абсолютно негативно отнесся к восстанию магов, считает, что не стоит бороться за свои права такими методами. К тому же абсолютно уверен, что маги и не-маги могут жить в мире и согласии, помогая друг другу. А убивать обычных невинных людей из-за чувства вседозволенности и желания быть свободными неправильно. К тому же, учитывая, что большинство магов исчезло - стали ли они свободны?

VIII. История жизни
Ерс родился в деревушке, что случилось с его родителями и кто они мужчина не знает до сих пор. Возможно, они просто оставили младенца у дверей приюта, что был при храме. А может быть они погибли, никто не мог ему этого рассказать. Все те, кто знал об этом ушли из деревни задолго до того, как мальчик начал задавать такие вопросы. В приюте они по большей части заботились сами о себе, делая товары на продажу, присматривали за огородом и ходили в леса за грибами, ягодами, взрослые охотились. Жил он так довольно долго, пока не стал изучать религию. С детства ему говорили про богов, что нужно их чтить уважать и приносить дары. Вот ему и стало интереснее это все изучить, поэтому он пошел помощником жреца Троя, самого главного из богов. В силу того, что Ерс был в этой деревне с самого рождения и все, в том числе служители храма его знали, приняли его в число помощников в 20 лет. Вайс рос, как и росла его вера в богов, он даже смог дослужиться до сана священника приблизительно к 45 годам. За это время его научили хорошо читать и писать, а остальное «если захочешь, прочитаешь сам». Так бы мужчина и продолжал это дело если бы не тот факт, что в его родных краях разбойники стали не просто грабить на отдаленных дорогах подальше от внимания людей, а стали наглеть и даже пытаться что-то делать в самой деревне. Понимая, что молиться тем, кого не видно это одно, но помогать тем, кого видишь и до кого можешь дотронуться совершенно другое. Мужчина в 47 лет принял решение уйти в армию и помочь ей выбить из разбойников всю дурь. Уже тогда, практически ничем не занимаясь, он был внушительных размеров, так что в армию его приняли сразу же и были рады такому экземпляру. Учитывая, что он был не простым человеком, а священнослужителем,­ по сути, он стал капелланом, вот только на это мало смотрели, смотрели на его тело. Тогда ему выдали обычный щит и меч, стандартная экипировка рядового. Когда начали учить азам выяснилось, что данный стиль с щитом и мечом идеально подходит для такого здорового мужика. Если у большинства щит это просто возможность защитить от удара, то в его руках это становилось оружием. Толчка щитом хватало чтобы не просто выбить из равновесия, а полностью уронить противника. Ерс нашел себе новое и очень интересное увлечение, ему самому стало интересно тренироваться. Первые же бои в которых он участвовал показали его высокую эффективность и решили его направить в военную академию, пройдя которую он в 56 лет вышел в чине капитана и продолжил служить в армии, борясь с разбойниками. Деньги позволили ему как продолжать тренировки, нанимая себе учителей, так и потихоньку ковать собственную именную броню.
Следующее громкое событие в его жизни была война, совершенно неожиданная и кровавая война с Эксайлами решившими забрать себе территорию. Естественно, его вместе с полком перебросили на передовую, где вовсю творился хаос и ужас. Это был первый масштабный бой в их жизни и если раньше им приходилось драться и убивать только плохо обученных разбойников, то здесь были такие же, как и они сами, если не лучше, профессиональные военные. Опьянев от крови, криков и ужаса Вайс практически перестал закрываться от ударов, слишком легко враги погибали от него. И тогда получил самый важный в его жизни урок, при этом чуть не лишившись жизни. Каким бы сильным ты не был и как легко бы ты не убивал, так же могут убить и тебя. От смерти его спасла реакция, будь он чуть медленнее или если бы увидел замах чуть позже, лежал бы, как и все павшие герои на том поле. Но ему повезло, и мужчина увернулся, тогда он потерял глаз и обрел опыт, бесценный опыт.
После войны был небольшой перерыв, прежде чем началось второе восстание нежити и если на войне он точно знал как убить противника, то там был ад. Мертвые убивали живых, живые не могли умертвить что и так мертво, так еще и по слухам в центре воскресили василиска. И после всего этого еще и произошла смена власти, которую Ерс не поддержал, но и не мог сказать что-то против, как никак он лишь капитан и власти не имел.
Вайс участвовал и в подавлении мятежа магов, отдав приказ полку спасать людей из горящих домов он лично пытался поймать магов. Большинство сдавались только завидев огромную фигуру в обожженной местами брони, в щите что был в копоти, а меч в крови тех, кто отказался сдаваться. Но были и исключения, те кому нечего было терять дрались до последнего, от парочки таких на его теле остались шрамы, магия не меч-так просто щитом не защититься, к тому же цель большая-легко попасть.
Понимая, что действующая власть не то, что его устраивает в полной мере Ерс начал искать альтернативные пути. Во время поисков мужчина услышал о теократах, чья основа была церковь. Ему понравилось, что он узнал и потому вступил. Через какое-то время и некоторые не очевидные проверки, его поставили на должность главы инквизиции, вместо погибшего Гаскойна.

IX. Способности
Бытовые:
Может о себе позаботиться, что-то подшить, убраться и приготовить еду. Все это для него легко, но изыска не стоит ждать от него.
Боевые:
Невероятно силен и вынослив физически и несмотря на кажущуюся медлительность очень быстр в движениях, хорошая реакция. Ловкость сильно страдает из-за самих габаритов тела и брони поверх. Его сила настолько велика что одни ударом может обезглавить лошадь. В беге он не сильно хорош.
Идеально владеет мечом и щитом как вместе, так и по отдельности. Может использовать любое оружие с рукоятью, но с меньшей эффективностью, будет постоянно пытаться вести себя как будто в руке меч и делать упор на силовые удары. Чуть лучше владеет палицей и молотом, но стиль боя будет рассчитан не на точечные удары, а на силу, будет стараться пробить шлем или броню.
Не умеет и никогда не пользовался оружием, рассчитанным на дальний бой. Древковое оружие не станет использовать вообще, совершенно другой стиль боя, проще выпустить когти.
Меч, щит и доспехи были выкованы специально под него. Броня гораздо тяжелее и прочнее исключительно за счет дополнительных слоев металла, и носить ее может лишь герой как обладатель исключительной физической силы. Меч и щит из-за веса вряд ли кто-то еще сможет использовать.
Может частично трансформироваться в медведя, например, чтобы сделать когтистые лапы вместо рук.
Прочее:
Неплохо разбирается в церковных обрядах, устоях и иерархии.
Хороший командир и предводитель.
Несмотря на внешний вид, здоровенного и тупого воина, Ерс далеко не такой, просто чаще всего интеллект не получается демонстрировать в силу подчинения приказам. Обучен чтению и письму на хорошем уровне. Могут быть проблемы с новыми или сложными словами, но в целом читает и пишет хорошо.

RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Wait for it в сообществе Dragomir 19:32:16

И эта долгая ночь была впереди­, и я был уверен,­ что мы никогда­ не уснем.

­Освальд фон Крорик, приняты!
Не забудьте отправить досье Вашего персонажа, составленное согласно образцу, представленному в теме (http://dragomirwor­ld.beon.ru/0-116-sve­denija-o-zhiteljah-d­ragomira.zhtml), мне в лс текстом, а также заказать аватар (http://dragomirwor­ld.beon.ru/photos/0-­436-zakaz-avatarov.h­tml).
Приятной игры!
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Wait for it в сообществе Dragomir 19:04:46

И эта долгая ночь была впереди­, и я был уверен,­ что мы никогда­ не уснем.

Доброго времени суток, ­Ерс Вайс.
К Вашей анкете имеются следующие замечания:


1. Облик.
Вес приближается к 200 кг.
Значение кажется нам преувеличенным даже с учетом роста и комплекции персонажа. Требуется сократить по крайней мере до 150-180 кг.

2. История жизни.
Просим уточнить возраст персонажа в наиболее ключевые моменты биографии, как начало обучения на священника, получение сана, начало службы в армии и прочее.

3. История жизни.
Также необходимо уточнить, обучался ли персонаж чтению, письму и другим базовым наукам, зачастую необходимым жрецам; и если да, то в какой именно период жизни, поскольку биография не даёт однозначного ответа на эти вопросы. Кроме того, эти навыки или их отсутствие нужно отразить в пункте способностей.

4. Способности.
Невероятно силен и вынослив физически и несмотря на кажущуюся не поворотливость очень быстро двигается. Его сила настолько велика что одни ударом может обезглавить лошадь. Что не касается бега,в беге он не сильно хорош.
Просим исправить факт с учетом того аспекта, что ловкость и физическая сила, основанная на мышечной массе, являются фактически противоположными элементами: каменные мышцы, раскалывающие яблоки, не могут стремительно разгонять тело и давать ему должную гибкость. Даже с учетом того, что герой «не сильно хорош в беге», при таких габаритах он будет очевидно менее подвижен, чем поджарые и гибкие персонажи.

5. Способности.
Может использовать любое оружие, но с меньшей эффективностью, будет постоянно пытаться вести себя как будто в руке меч и делать упор на силовые удары.
Просим уточнить, какое именно оружие и с какой эффективностью соответственно использует Ерс. Например, как он обращается с древковыми орудиями, стрелковыми, оружием типа секир и молотов и так далее.

6. Способности.
его броня имеет колоссальную прочность.
Требуется уточнить уровень прочности, учитывая, что полностью непробиваемого материала существовать не может, либо убрать это пояснение.

После редактирования вышеуказанных моментов анкета будет принята.
С уважением, административный состав Драгомира.
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Wait for it в сообществе Dragomir 18:09:11

И эта долгая ночь была впереди­, и я был уверен,­ что мы никогда­ не уснем.

­Эвальд тер Тиндель , приняты!
Не забудьте отправить досье Вашего персонажа, составленное согласно образцу, представленному в теме (http://dragomirwor­ld.beon.ru/0-116-sve­denija-o-zhiteljah-d­ragomira.zhtml), мне в лс текстом, а также заказать аватар (http://dragomirwor­ld.beon.ru/photos/0-­436-zakaz-avatarov.h­tml).
Приятной игры!
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Кэлeн в сообществе Dragomir 10:46:56

We were meant to feel the pain

I. Раса­­
Эксайл

II. Имя и фамилия | Прозвище
Аэлирэнн (в адаптации может звучать как Элирена)
Настоящее имя – Эсфин Моррель, о котором мало кто помнит
В полку ласково кликали «Малышкой Элли»
Принц Нейтан порой называет как «Рэнна»


III. Возраст
519 лет (внешне ~30-35)

IV. Пол | Ориентация
Женский | Бисексуальна с уклоном в гомо

V. Политические взгляды | Деятельность
Теократ | Советник главы эксайлов, тайная телохранительница альтерийских принца и принцессы

VI. Облик

Разумеется, первое, что бросается в глаза драгомирскому обывателю, это цвет кожи, как бы избито ни звучало. У Элирены он совершенно обыкновенный – тёмно-синий, однако в силу генетических особенностей не совсем близкий к чёрному. Второе, за что зацепится взор любого встречного, – рост. У «малышки Элли» он достиг отметки в 182 гордых сантиметра, и вкупе с тем, что женщина предпочитает носить обувь на небольших каблуках, выглядит она довольно внушительно. Сложена ладно и крепко, будто была рождена для бесконечных тренировок и походов. Сильные конечности, достаточно, как ни странно, женственная фигура с округлостями, где надо, но бёдра уже, чем следовало бы, а плечи – шире. Тело испещрено мелкими и не очень шрамами, в основном от звериных когтей и клыков, из которых самый внушительный – борозды, восходящие от живота к правой груди с отсутствующим соском. На длинной лебединой шее посажена голова, наполовину обритая налысо. Чёрные с синим оттенком волосы Аэлирэнн перебрасывает на правую сторону, и оттуда они спадают густой волной немногим ниже плеч. Пара прядей с задней части порой бывает заплетена в косички; во время исполнения долга службы эксайлка собирает волосы в свободную небрежную косу, дабы они не заслоняли обзор. Худое лицо с ярко выраженными скулами будто вытесано из камня широкими мазками неизвестного скульптора: черты острые, отчасти грубоватые. Над пухлыми и, есть подозрение, ранее часто разбиваемыми губами и прямым носом горят обрамленные чёрными ресницами золотисто-карие глаза, чаще всего не выражающие что-то кроме надменности и презрения. На правой стороне лица есть шрам, пересекающий часть лба и затрагивающий кончик брови; в этом месте волосы не растут. Уши у женщины не очень длинные, однозначно заострённые.
В одежде Аэлирэнн предпочитает тёмные тона, – фиолетовые, синие, зелёные оттенки – однако наряд обязательно будет выглядеть сочетанием лёгкого доспеха и светской одежды. Суровый быт эксайлов приучил тёмных эльфов быть готовыми к любого рода опасностям, и потому женщина предпочитает никогда не терять бдительности, нежели дать слабину хотя бы на четверть часа. При себе носит как минимум парные кинжалы на поясе. К декоративным деталям и аксессуарам питает острую неприязнь и не переносит украшения, тем более, если они не обладают никаким практическим смыслом. Макияж носит редко и подводит лишь глаза и губы тёмными оттенками, используя соки ягод и подручные средства на тип сажи. Голос у Элирены низкий и достаточно грубый, позволяющий ей стукнуть кулаком по столу и громогласно рыкнуть, требуя тишины для себя или другого. Говорит, однако, негромко, будто ленится напрягать голосовые связки, размеренно и чётко. Ступает уверенно и горделиво, всегда держа спину прямо, но вместе с тем не выглядит литой статуей, потому как движения даже при всей их чеканности плавные.

VII. Нрав

В первую очередь, эксайлка та ещё гордячка. В силу особенностей жизни в «каменном аду» привыкла полагаться только на себя и не принимает чужой помощи, только если это не продиктовано необходимостью и здравым смыслом. Изрядно набив шишки на собственных ошибках, осторожна и на рожон не лезет, если только дело не касается защиты принца и принцессы, при этом с презрением относится к тем, кто бездумно рискует своей головой. Впрочем, если так, то под это определение попадают все расы, за исключением тёмных эльфов: Элирена – расистка, и скрывать своё пренебрежительное отношение к другим жителям Миллениаса ей довольно тяжело, пусть она и справляется с такой задачей. Из всех горожан она более-менее жалует эльфов – пусть и далёких, но родичей, и лишь по отношению к ним есть малый процент, что в случае, когда нужна будет помощь, женщина не пройдёт мимо, демонстративно отвернувшись. Может быть с чужими людьми заносчивой и грубой, причём, если это не эксайл или хотя бы остроухий собрат, вероятность быть оплёванным крайне высока. Со старшими по званию или теми, кто стоит явно выше неё, Элирена проявляет чудеса терпения, однако, скрежеща зубами от распираемой её изнутри досады, скорее всего, облает первого попавшегося на её пути драгомирца. Из тех, кого можно, конечно. Может общаться, будто только вчера вышла из села, а из всеобщего языка первым делом выучила большой спектр ругательных слов. По причине небогатого словарного запаса чужого наречия изъясняется максимально просто, чуть ли не по-деревенски, и испытывает раздражение по двум причинам: «Какого чёрта я, знающая древний язык так, как им не снилось, должна говорить на их примитивном?» и «Этот всеобщий язык чертовски непонятный. Одним словом, варварский!». На самом деле, Аэлирэнн не сильна в письменности и плоха в лингвистике, но гордыня не даёт ей признать настоящее положение вещей. Раздражает её абсолютно всё, что связано с Драгомиром, и оставаться в стране приходится лишь потому, что здесь – её принц и принцесса, а обратно дороги просто нет. В защиту – или, напротив, в довесок – следует отметить, что эксайлка бывает неуравновешенной (не в обществе принца и принцессы и иных высокопоставленных личностей, конечно) по причине игнорирования магического дара в детстве, который оставил отпечаток на всей оставшейся жизни женщины.
Была и остаётся любимой собственным народом и непосредственно подчинёнными, которые знают её как опытную охотницу, хорошего командира и преданного короне служителя. Элирене всегда было проще общаться с людьми из низов. Её сослуживцы знают Аэлирэнн как прямолинейную, уверенную в себе и сильную духом женщину и не могут сказать о ней ничего дурного, кроме как: «Характер противный», однако, даже при хороших отношениях с другими людьми, у эксайлки практически нет друзей, и ей в одиночестве вполне комфортно. Не сведуща в политических тонкостях, однако благодаря развитому чувству интуиции и умению схватывать всё на лету способна давать советы, глядя на ситуацию через призму достаточно богатого, на её взгляд, жизненного опыта.
Не страдает глупостями в стиле «военные клятвы превыше всего», однако собственные слова старается на ветер не бросать и исполнять их, пока способна и то не становится опасным. Единственное исключение – королевские дети, которых Элирена обязана охранять, однако дело тут не только в долге, но и в человеческой, почти материнской привязанности к альтерийским принцу и принцессе. Королевскую семью любит, искренне считая её избранной богами и недоумевая, почему те, и без того отвернувшись от народа Аэлирэнн, хлестнули династию бичом болезни юного принца. Считает, что с возвращением Сартариона в неприветливый Драгомир может произойти чудо и Нейтан и Немезида наконец окажутся вне миллиона опасностей, которые подстерегают их каждый день (особенно принца) и не всегда зависят от советницы. Близка к теократам по политическим взглядам в том числе и из-за убеждённости благословения богами альтерийской династии, но из-за острой ненависти к стране, в которой живёт, не приемлет ни их, ни остальные фракции, считая лишь клан «Альтерион» собственным ориентиром и самоцелью. После подавленного мятежа 715 года отчасти симпатизировала магократам и чародеям, но лишь из-за того, что у них был шанс спалить чёртов Миллениас дотла и, может, помочь эксайлам – носителям древнего искусства магии крови – укрепиться в Драгомире, раз дороги назад в Альтерию нет. Довольно притом набожна, ожидаемо отдавая предпочтение Сартариону, но его благословение на себе ощущает лишь пассивным способом – возможностью хорошо запоминать информацию и способностью адаптироваться к ситуациям быстрее, чем другие.

­­
VIII. История жизни

В далёком 196 году в семье Элфина и Эйрил Моррель, искусных оружейников, родился четвёртый ребёнок, которого нарекли Эсфин. Девочку, как и её трёх братьев, с рождения ставили в настолько серьёзные условия, что мало кому из драгомирцев могли присниться: дети, только научившись ходить, начинали выполнять мелкие поручения «подай-принеси», братья, достигнув мало-мальски осмысленного возраста, стали работать у отца и матери в оружейной. Все малыши с раннего возраста входили в систему взаимоотношений, где каждый должен был работать. В «каменном аду» для каждого есть работа, а в достаточно небогатой семье труд – условие выживания. Эсфин привыкла к тяжёлому труду с малолетства и наравне с братьями трудилась у родителей в мастерской, вбирая в себя, словно губка, премудрости изготовления оружия. Однако, стоя у горячего горна и безоговорочно выполняя свою часть работы, юная Моррель всё отчётливее понимала, что не с этим связано дело всей её жизни.
Как каждый ребёнок сурового народа тёмных эльфов, у которых в крайнем почёте была служба, девочка пыталась, помимо овладения мастерством оружейника, найти себя. Намерение Эсфин, на тот момент очень юной (девочке не было более сорока лет), поступить в ряды войск воспринималось как должное, ибо в рядах солдат того или иного уровня у эксайлов женщин почти столько же, сколько и мужчин, однако у семьи Моррель были небольшие сложности: жили они небогато, балансируя на грани бедности и выживая лишь за счёт потребностей вооружённых сил, а потому не могли позволить Эсфин учителя, когда девочка проявила интерес к стрельбе из лука. И всё бы ничего, если бы в 246 году у эксайлки не открылся дар к магии крови.
Эсфин серьёзно испугалась, что чародейский талант может помешать её потенциальной службе, ведь она знала не хуже других, что волшебство требует постоянного к себе внимания и сосредоточенности. Решив, что обязательно добьётся собственной цели, девочка не сказала родителям и братьям об открывшемся даре и стала усерднее помогать в мастерской, чтобы увеличить обороты производимого оружия и заработать больше денег, однако дело было пропащим: усилия одной Эсфин ничего не могли решить, как бы ни хотели родители помочь единственной дочери. На счастье юной Моррель, через год за новыми наконечниками для стрел в их мастерскую на окраинах выстроенной эксайлами цитадели заглянул охотник из армейских отрядов обеспечения провиантом – высокий и статный мужчина, который одним своим видом покорил воображение Эсфин. Заметив, как горят глаза девочки при взгляде на его лук, охотник украдкой спросил о ней у Элфина и Эйрил и, узнав, что их дочь мечтает об учителе, но у семьи нет лишних средств для оплаты обучения, военный предложил заключить бартер: он берётся обучать Эсфин тому, что знает, а семья Моррель с некоторой скидкой выполняет его заказы. Радостная девочка собирала вещи и прощалась с братьями и родителями: впереди её ждала совсем другая жизнь.
Из крепости, где Эсфин выросла, её практически сразу же перебросило в полувоенный быт: военный по имени Танедд ехал домой с разрешения командования на небольшой отпуск, в котором мог себе позволить одну страстно желающую освоить ратное искусство девчонку. Семьи у эксайла не было, потому никто не мешал учителю и ученице постигать азы охоты. Эсфин наконец поняла, что нашла себя: ей нравилось обращаться с луком, из которого Танедд учил её стрелять, а потом девочка и вовсе всякий раз приходила в восторг от охоты – её азарт завлекал Моррель, однако причина была не только в заинтересованности тёмной эльфийки. Дело было в том, что дар, мечущийся изнутри Эсфин, не мог найти выхода наружу, и со временем она становилась всё более раздражительной, неуравновешенной и дикой, а потом – и жестокой. Рано или поздно это начало мешать не только обучению, – становилось сложнее оставаться бесстрастной и выверять движения – но и обыкновенной жизни: Моррель начала медленно сходить с ума. Поначалу это проявлялось в слуховых галлюцинациях, которые Эсфин списывала на слишком острый слух и игры воображения, но постепенно магия забирала всё больше от разума Эс: она сделалась настолько неуправляемой и рассеянной в учении, а после – и вовсе запуганной галлюцинациями уже вполне себе зрительными, что этим всерьёз обеспокоился учитель. Под давлением Танедда девочка рассказала о своём таланте к магии и просила совета, после жёстких одёргиваний охотника наконец осознав, какие риски несёт за собой игнорирование дара. Решение военного было суровым: они отправлялись в его часть, в которой служили чародеи магии крови.
Таким образом, Эсфин еле перевалило за 50 лет, когда она попала в армейскую среду. Сюсюкаться с ней никто не собирался, и девочка поняла это практически сразу, когда стала ловить на себе облизывающиеся взгляды матёрых вояк: ей необходима была защита. В течение первых тридцати лет на службе Моррель получала её сполна: друг Танедда, Кайрил, чародей крови третьего уровня, обучал девочку контролировать и использовать свой дар, но посоветовал Эсфин смириться с тем, что она всю жизнь будет ощущать на себе последствия собственной халатности. С помощью Кайрила она укрепила первый уровень владения магией, совмещая занятия с тренировками, на которые Танедд водил её вместе с остальными новобранцами, которые были на порядок старше Эсфин. Разумеется, она больше смотрела, а после окончания сбора тренировалась сама, заодно демонстрируя учителю, что она смогла вынести из чужих ошибок и побед.
К 80 годам Моррель уверенно обращалась с луком – гораздо лучше многих мужчин и женщин, попадавших в ряды армии. Танедд решил, что девчонку пора отпускать в свободное плавание, и заявил, что ему больше нечему учить Эсфин – остальное она обретёт с собственным опытом. Однако Кайрил, что было ожидаемо, никуда не отпустил от себя девушку: во-первых, второй учитель прикипел к своей ученице, а во-вторых, Моррель требовалось постоянное внимание и дальнейшее совершенствование навыков чародейства. Таким образом, прошедшая выпускной у одного преподавателя, но надолго оставаясь у другого, Эсфин наконец поступила на службу в армию в отряды, специализирующиеся на обеспечении регулярных войск провиантом и информацией по местности – как и её учитель, под патронажем которого оставалась Моррель. Однако всё не было так радужно, как кажется, и пренебрежение магическим даром сыграло с Эсфин злую шутку: её несдержанность и заносчивость находили отражение в любом общении с сослуживцами, как более опытными, так и столь же зелёными, как и сама эксайлка. Они терпели-терпели наглость девушки, опасаясь защиты Танедда, но, когда поняли, что охотник не следит за жизнью девчонки и вряд ли станет интересоваться её проблемами, решили преподать урок, жизненный и суровый. Эсфин пережила насилие над собой пяти или семи людей (как ей показалось) из своего отряда, из которого каждый после надругательства счёл долгом плюнуть ей в лицо и сообщить её место в иерархии: никто и звать её никак, и знакомство с начальником ничего не изменит. Танедд действительно закрыл на произошедшее глаза, справедливо заметив, что Моррель получила по заслугам. Урок был суров и имел последствия не только в виде опыта, но и вполне себе материальные: Эсфин понесла ребёнка, но понятия не имела, от кого именно. Впрочем, значения как такового этот факт не имел, потому что из-за беременности ставился крест на её службе в армии. Девушке ничего не оставалось делать, как молиться Сартариону послать ей сил и мудрости, чтобы придумать, как выбраться из ямы, в которую она загнала себя сама.
То ли бог услышал Моррель, то ли лукавый Кинор был на стороне эксайлки, но ей в голову пришла дикая мысль: на время беременности, которую надобно сохранить в тайне, отойти от военных дел и практиковаться с Кайрилом в совершенствовании собственных умений. Списав отсутствие на необходимость в занятиях магией, на которую эксайлке благосклонно дали отпуск около года, она отправилась к учителю. Постепенно растущий живот, который девушка, к тому же, перетягивала, чтобы скрыть от чужих глаз, тёмный эльф заметил довольно поздно, примерно к пятому месяцу, но тактично не спрашивал Эсфин о том, кто отец, и не распространялся о положении ученицы, а Моррель молчаливо благодарила учителя за его висевшее в воздухе, но никогда не высказываемое волнение. Магия крови постигалась эксайлкой столь же жадно, сколько она в своё время посвящала занятиям стрельбы, и благодаря стараниям её крепкий первый уровень сдвинулся в сторону второго, но и тут учёбу пришлось прервать: её ребёнок решил, что пора явить себя свету. Эсфин родила недоношенного мальчика и лишь благодаря тому, что за время беременности успела поднять уровень владения магией до второго, пусть и шаткого, и помощи Кайрила не отправилась на тот свет от большой кровопотери. Однако ни тяготы и вместе с тем прелести беременности, ни прочие вещи не взбудоражили никаких чувств к плоду порока Эсфин: ребёнок был плодом не просто греха, но настоящего насилия, и извращённый давним игнорированием дара разум возвёл это в больший абсолют: новоиспечённая мать даже не дала ребёнку имени и бессердечно выбросила его в выгребную яму, в которой он утонул, а сама, ни слова не сказав на прощание Кайрилу, спустя неделю получила разрешение на перевод в другую крепость и отбыла туда, навсегда попрощавшись со своими учителями и местом, в котором последний год темноты заслонил любые светлые впечатления.
На новом месте службы Эсфин не назвалась собственным именем и попросила капитана, принявшего его в такой же полк, из которого она перевелась до того, изменить его на то, которое она скажет. Причуду девчонки тот исполнил, и так Эсфин Моррель стала Аэлирэнн – без фамилии, что как-либо обозначала бы принадлежность новоиспечённой рядовой к той девушке, что пережила граничащее со смертельным унижение. Без внимания Танедда и Кайрила девушка чувствовала себя неуютно, но знала – это необходимо, чтобы закалить характер и добиться чего-то большего, чем, возможно, она достигла бы в тех местах, куда её в своё время привёз учитель. Со временем Аэлирэнн полюбили: в этой цитадели её дерзкий, но явно более сдержанный, чем до того, нрав воспринимали не как оскорбление, а как дополнительный шарм, считая, что как бы девчонка ни чесала языком, лишь бы пользу приносила. Пройдя стандартное обучение перед непосредственно самостоятельной службой, что длилось ещё полтора десятилетия, эксайлка не забывала и о магии крови, и, пусть она лишилась наставника, могла заниматься с другими чародеями, коих у неё в полку было ещё двое. Вместе в свободное от учений время они оттачивали мастерство, пробуя экспериментировать – разумеется, под относительным присмотром военного врача.
К 105 годам девица была зачислена в охотничий отряд, который под присмотром более опытных военных теперь выходил в поле на охоту за крупной добычей. Альтерия не отличалась приятным климатом, и существа, живущие на Севере, переняли степень дружелюбия от мест обитания: свирепое зверьё наводило лишь одним своим видом ужас на «зелёных» солдат. Аэлирэнн не входила в их число только потому, что старая печать относительного безумия напрочь отключала у неё страх перед неизвестным. Командиры не раз отчитывали и наказывали её за излишнюю беспечность и самонадеянность, однако до девушки не всегда доходили их вполне справедливые слова. И вновь жизнь решила дать ей бодрящего пинка самым что ни на есть житейским способом: нападения полумедведя-полувол­ка вполне хватило, чтобы Аэлирэнн вновь задумалась о собственном поведении. Тогда спасли её просто чудом старшие и однополчане, а раны, полученные в неравном противостоянии, заживали на девчонке месяцами, оставив после себя глубокие шрамы, самый неприятный из которых – огромный след от когтей от живота и до правой груди, которую крюки бестии оставили без соска, лишив эксайлку львиной доли женской привлекательности, которой она и без того не особенно обладала.
Оправившись от ран, Аэлирэнн не просто на досуге, а крайне плотно занялась магическим даром, получив разрешение на то командования. Её капитан был хорошим человеком, пережившим в своё время смерть близкого человека из-за неиспользования тем магии, потому не мог отказать эксайлке, от которой добился рассказа старой истории о скрываемом даре. Получив от мужчины координаты сильнейшего мага крови в части, Аэлирэнн направилась именно к нему и была очень удивлена, когда в первый, а потом и во второй раз получила от него отказ в обучении. Мол, он не станет браться за уже тронувшуюся умом девчонку, потому как с такими проблем не оберёшься. Гордой эксайлке пришлось умерить своё желание поменять привередливому магу голову с ногами местами и заставить себя просить его в третий раз, практически унижаясь у его ног. Со словами «пусть это будет последний раз, когда ты станешь молить о чём-то» тот всё же взялся за обучение Аэлирэнн, вырвав её из львиной доли служебных походов более чем на двадцать лет. Разумеется, не стоит думать, что за время обучения у мага эксайлка совершенно не исполняла воинский долг: она также выходила с отрядами в поле, но несколько реже, перераспределяя время и оставляя почти такую же часть дня на занятия с третьим в её жизни учителем.
С ним – с Элдридом, что был старше Аэлирэнн на добрые шестьсот лет, – у девушки случились отношения. Доподлинно неизвестно, что именно привлекло эксайлку в почти старце, который не уходил со службы, даже когда ему настойчиво рекомендовали это сделать, но отношения их увенчались браком, скромно сыгранным в одном из шатров, в 339 году. Муж продолжал наставлять жену в вопросах магии, помогая и направляя Аэлирэнн, и с ним женщина получила не только третий уровень магии, но и новую жизнь, которая вновь зародилась в военной. Несмотря на запреты Элдрида, охотница продолжала ходить на промысел, пока однажды их отряд не попал в западню одного из враждебных народов Альтерии – эксайлы называли их «аборигенами», не ведая, кто они и почему так агрессивны по отношению ко всему живому. Ввиду охоты на дичь поменьше полк тогда для удобства и результативности разбили на группы, которые быстро окружили и разбили наголову. Однако племя взяло в плен нескольких женщин и мужчин, и среди них была и Аэлирэнн.
Следующие несколько недель эксайлка запомнила весьма смутно. Как она поняла, конкретно этому небольшому народу нужен был «приток свежей крови» невесть зачем, из-за чего в их самодельных шатрах пленённых эксайлов вовлекали в оргии. Аэлирэнн не трогали, потому как её спас уже округлившийся живот; так она думала, пока не настал день Х. Под предлогом того, что она тоже нужна им, но способная выносить и родить, но не эксайльского выродка, а кого-то с их кровью, у женщины вызвали выкидыш, и, так как бить её было нельзя ввиду рисков, решили поступить проще и извращённей: прижечь внешние половые органы раскалённым железом. От боли и животного ужаса, перемешанного с гневом, разумеется, Аэлирэнн потеряла ребёнка. Брошенная потом в шатёр, откуда её вытащили, она выла от боли и молилась Сартариону вновь, как раньше, чтобы он послал ей мудрости и находчивости, и она, если тот поможет ей бежать, будет молиться ему оставшуюся жизнь денно и нощно. Судя по всему, бог услышал Аэлирэнн, и, воспользовавшись передышкой, которую ей дали варвары на то, чтобы её тело восстановилось, она смогла бежать, выплеснув давно ищущую достойного применения магию крови на тех, кто причинил ей вред. Оставив после себя несколько трупов, женщина еле смогла вернуться к крепости, чудом избежав нападения диких зверей и смерти от обморожения, пусть и нашли её чуть живой у ворот цитадели. Когда Аэлирэнн пришла в себя, первым делом спросила, где её муж, на что женщине ответили, что он повесился, узнав, что отряд, в котором была эксайлка, подвергся нападению и был разгромлен: сыграл свою катастрофическую роль преклонный возраст супруга эльфки и последние события, возбудившие в мужчине веру, что тот нашёл – и столь внезапно потерял – свою судьбу. Только в тот момент до женщины дошло, что она потеряла и ребёнка, и горю её не было предела. Аэлирэнн было прокляла Сартариона за то, что тот дал ей спастись, но спустя несколько недель затворничества и зализывания ран поняла, что это в ней вновь говорит её безумие; то самое, которое охотница так хотела вырвать из себя с корнем. Дав обещание самой себе больше ни за что не поддаваться играм разума, женщина сосредоточилась на одном – на усердной службе Альтерии.
В службе незаметно для самой Аэлирэнн прошли добрые триста лет, за которые та успела дослужиться до звания капитана всех отрядов обеспечения провиантом армии в крепости. Но вот, в 637 году их цитадель посещает сам монарх, преследуя цель обхода собственных военных частей и заодно натаскивая своего сына – принца Нейтана – на должное управление государством. Высокую и статную эксайлку монарх приметил сразу, отметив то, что благодаря усердию людей под её командованием их армия может совершенно не беспокоиться о еде и шкурах. Но женщина, когда её благодарил сам правитель Альтерии, украдкой смотрела только на его сына – он почему-то образом своим исключительно подходил к мысленному облику так и не родившегося ребёнка Аэлирэнн. Знают только боги, почему военная приглянулась монарху, но через день нахождения в крепости он вызвал её и ещё нескольких человек в собственный шатёр. Как выяснилось, королю в главной крепости необходимы стоящие люди, и поэтому тоже он совершает объезд по цитаделям – с целью собрать таковых. Аэлирэнн, как и остальные, кого избрал правитель, назначили на собственные места достойных преемников и уехали в столицу для того, чтобы продолжать службу там.
На новом месте женщина освоилась достаточно быстро: не только потому, что у неё появилась возможность наблюдать за принцем, которого она нет-нет да имела возможность видеть, но и из-за того, что на новом месте ей удалось отбросить львиную долю собственных обязанностей. Теперь она служила под началом принцессы Немезиды, которая к тому времени уже успела «набить руку» и уже была видным офицером – разумеется, не только из-за собственного титула. Женщина находилась рядом с госпожой больше тридцати лет и успела за это время добиться расположения своего конунга и его семьи. Аэлирэнн не только исполняла свой воинский долг, сражаясь вместе со своей принцессой на равных и будучи её боевой напарницей, но и проявляла настоящую заботу о девушке, когда та позволяла своей слуге подобное, делясь с ней тем, что знала сама: учила премудростям охоты и обработки шкур, рассказывала об оружейных делах и даже дарила самодельные подарки. Принцесса Немезида, уже успевшая побывать в пылу сражений и с радостью принимающая новые знания – особенно преподносящиеся с обывательским и простым оттенком, как то делала выросшая в обычной семье эксайлка, – не отказывала женщине и благосклонно позволяла военной проявлять подобную заботу к ней. Её и её брата – Нейтана – Аэлирэнн любила искренне и чисто: двойняшки находили отклик в женском сердце, которое так и стало материнским на полноправной основе. За преданную службу, которую отмечала и принцесса, и вся королевская семья, которой докладывали об отношениях Немезиды и Аэлирэнн, в 671 году её повысили до персональной и тайной охранницы обоих монарших детей-двойняшек. Телохранительница принца и принцессы исправно исполняла свой долг, приправленный достаточно тёплыми отношениями со своими подопечными – по крайней мере, с госпожой Немезидой, с которой она всегда общалась почти как с близкой подругой, стоящей, правда, гораздо выше по титулу: с Нейтаном и его нравом в принципе было сложно ужиться, но сложности, связанные с характером отрекшегося от престола наследника Аэлирэнн всегда обходила – всё же почти сын, которому можно простить такие шалости.
Когда спал барьер и принц заявил, что будет принимать участие в походе, а принцесса поддержала его в решении и также собралась на завоевания, Аэлирэнн отправилась вместе с обоими детьми монарха. Она незримо оберегала принцессу – офицера и активно участвующую в боях даму – в гуще сражений луком и магией, однако история окончилась сокрушительным поражением тёмных эльфов: достойное сопротивление драгомирцев переломило ход сражения, а когда против захватчиков взбунтовались их собственные драконы, Аэлирэнн умоляла принцессу отступать к штабу, где находился принц, но проигрыш настиг их и того раньше. Заслонив Немезиду собственным телом, женщина потеряла сознание от удара и в принципе чудом осталась жива. Все они были взяты в плен и брошены в темницу, где Аэлирэнн выходили. После случившегося женщина ревностно охраняла покой монарших особ и поддерживала их словом и делом, тем не менее, виня себя в том, что альтерийские принц и принцесса попали в казематы, ведь была бы эксайлка хоть немного внимательней, всё могло бы кончиться по-другому. После того как усилиями Анора и Нейтана группу эксайлов выпустили из темницы, Аэлирэнн, чьё имя произносилось драгомирцами ввиду сложности как «Элирена», осталась тайной телохранительницей и принца, и принцессы, однако будучи приближённой к последнему как советница: её рекомендовала брату в первую очередь Немезида. Принца же Нейтана Элирена любит, как родного сына, как и его сестру, и готова помочь ему и поддержать в любом начинании, а клан считает последним оплотом тёмных эльфов – иллюзорным домом, который во что бы то ни стало нужно защищать.

IX. Способности

• Маг крови 3 уровня, утверждённого и ориентированного на боевую составляющую. Достаточно креативна и может модернизировать уже известные и широко применяемые методы использования магии в более интересные и сложные. Обладает расширенными ресурсами организма ввиду магии крови и высоким болевым порогом, порой играющим с Элиреной злую шутку.
• Превосходно обращается с луком. Как следствие, отлично охотится и крайне полезна как боевой лучник. Хороший глазомер и чувство воздушных потоков – определяет, куда дует ветер, и с учётом его направления пускает стрелу, например, чуть правее, чтобы под влиянием потоков та достигла цели, а не прошла мимо, – и быстрая реакция. В ближний бой предпочитает не ввязываться, но в этом случае даст отпор при помощи чародейства. Способна орудовать парными кинжалами, но не очень результативно: надёжнее магия.
• Умеет передвигаться практически бесшумно, обладает навыками маскировки. Следопытка, отлично ориентируется на местности и разбирается в повадках зверей и птиц. Хорошо лазит по деревьям, при необходимости может взобраться и на скалу – крайне ловкая и быстрая. В то же время довольно сильна: может поднять тушу убитого зверя (до не очень крупного волка – примерно 40 кг) без больших проблем для себя.
• Отчасти стратег и преданный охранник: всегда может прикрыть спину. В силу должности и богатого прошлого охотника крайне наблюдательна.
• Неплохо держится в седле. Обладает навыками подмастерья оружейника и в состоянии изготовить не очень сложное оружие или подправить уже имеющееся. Умеет разделывать добычу и достаточно сносно готовит. Вынослива, способна выжить в любых условиях, но довольно плохо переносит жаркий климат и в собственной комнате в каждое время года – хоть зима, хоть лето – держит окна открытыми. Практически никогда в своей жизни не болела, как причина – отличный иммунитет.
• Идеально говорит на эксайльском и знает несколько слов на древнеэльфийском (сохранённом у тёмных эльфов предке древнеэльфийского Драгомирских сородичей). На всеобщем изъясняется достаточно просто и с ярко выраженным акцентом.
• Обладает хорошей памятью. Легко обучается практическим вещам, грубо говоря, «схватывает на лету». Впрочем, лингвистической составляющей это не касается.
• Болезненно относится к теме материнства и детей по причине собственных увечий, из-за чего её легко подловить в сражении, поставив под угрозу жизни принца и принцессы. Бывает психически нестабильна из-за начальной стадии приобретённого безумия, которое может также сыграть злую шутку с женщиной.
воскресенье, 22 июля 2018 г.
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Reist в сообществе Dragomir 22:54:46
I. Раса
Человек
II. Имя и фамилия | Прозвище
Освальд фон Крорик | Гин имя, данное матерью-иностранкой­, имеет значение близкое к словам счастье, удача, надежда
III. Возраст
165, внешне приблизительно 23-25
IV. Пол | Ориентация
Мужской |Гетеро
V. Политические взгляды | Деятельность
Магократ
Алхимик «Глаз Нэрейт», помощник Адрианы Мирам
До восстания был магистром некромантии и финансистом гильдии Нэрейт
VI. Облик
Очаровательный во всех отношениях аристократ. Лицо овальной формы, треугольный подбородок, прямой нос, тонкие губы, почти всегда находящиеся в лёгкой полуулыбке. Кожа, как и подобает, светлая, слегка бледная, без каких-либо видимых дефектов. Волосы имеют светло-пшеничный оттенок, длинной примерно по плеч, ухоженные на вид, мягкие на ощупь. Освальд практически никогда не завязывает их, позволяя свободно лежать, однако в редчайших случаях, обычно во время какого-либо очень увлекательного занятия, перевязывает тонкой светлой лентой. Впрочем, передние пряди быстро выбиваются и проку от подобных действий очень немного. Глаза миндалевидной формы, ровно и неглубоко посажены. Цвет слегка меняют в зависимости от освещения, однако обычно голубые, с лёгким серым оттенком.
Рост у Освальда средний, 183 сантиметра, может казаться чуть выше из-за небольшого каблука на обуви. Телосложение стройное, атлетическое. На левом боку имеет длинный рваный шрам, также совсем рядом ещё один, явно оставленный мечом, но менее заметный на фоне первого. Фон Крорик изящен, но не женственен. Сильным не выглядит, что отчасти является правдой: не привык к тяжёлому физическому труду, однако далеко не безнадёжен в этом плане. У Освальда довольно тонкие запястья, но в остальном кисти соответствуют тем, что и должны быть у молодого мужчины. Явных мозолей на ладонях нет. На безымянном пальце правой руки носит широкое серебряное кольцо с тремя небольшими рубинами – фамильная драгоценность фон Крориков, передающаяся по наследству. Сам Гин также считает его оберегом, который всегда поможет вернуться домой, однако никаких магических свойств как у этого кольца, так и других украшений Освальда, не имеется. Говоря о ювелирных изделиях, которые носит юный граф, следует отметить золотые сережки с изумрудами-капелька­ми светлого оттенка и аналогичный по форме сапфировый кулон. Все – подарки матери, привезенные с ее родины. Считаются амулетами, приносящими удачу и счастье. ­­
Освальд привык к роскоши, потому поверх довольно обычной белой рубашки почти всегда накидывает на плечи дорогие камзолы, любимый из которых – алый с серыми вставками. Однако в последние время из-за своего положения предпочитает более скромный вид, а именно средней высоты сапоги из черной кожи, обычные черные штаны, белую рубаху и темные же камзолы. Также часто накидывает на плечи длинный темный плащ с глубоким капюшоном и широкий шарф, с помощью которого скрывает часть лица. То, что наряды на вид неброские, позволяет немного скрыть тот факт, что ткани выбираются на самые дорогие. Изредка Освальд надевает черные перчатки.
В целом, производит впечатление влиятельного обеспеченного человека, типичного аристократа, знающего цену себе и окружающим, и это впечатление нисколько не обманчивое. Однако в связи с положением магократов и тем, что в данный момент граф вынужден скрываться, в людных местах Освальду приходится скрывать все те черты, что выдают его принадлежность к высшему слою общества, что, конечно, даётся ему тяжело.

VII. Нрав
Характер Освальда можно назвать довольно неоднозначным, порой можно отметить даже совершенно противоположные черты. В разных ситуациях аристократу приходится вести себя по-разному, так, например, излишняя эмоциональность может сильно навредить семейному бизнесу, а во время личного обсуждения выйти из себя для Освальда почти обычное дело. Однако в целом все подобные порывы фон Крорик держит под контролем, выражая эмоции правильным образом.
Во время решений каких-либо важных вопросов проявляются расчетливость и даже некоторая холодная отстранённость, умение ставить выполнение глобальной задачи выше личных интересов. Однако если есть возможность выиграть что-то для себя, не пожалеет сил, чтобы себе любимому было лучше.
Относительно честный, хотя прекрасно знает, что есть темы, где предельно откровенным быть просто невозможно, потому имеет склонность слегка уходить от прямого ответа или вообще от заданного вопроса, особенно, если нет никакого желания отвечать.
Гордый. Знает себе цену и это видно. Мало вероятно, что стерпит брошенное в лицо оскорбление, причем о людях, которых ценит, точно не позволит отзываться плохо. Освальд отходчивый, но злопамятный, поэтому даже если он кого-то простил, а этот кто-то вновь ему случайно не угодил, может припомнить обиду столетней давности. Раньше подобное с большой вероятностью закончилось бы не очень хорошо с учётом связей и влияния молодого графа, однако теперь фон Крорику проворачивать подобное не так легко. Впрочем, ничего невозможного в том, чтобы постепенно сжить со свету того, кто попал к нему в немилость, аристократ не видит.
Если привязывается к кому-то, то в своей преданности может дойти до зависимости от другого человека, выражающейся в постоянном желании помогать, быть рядом и лучше узнать того, кого Освальд так высоко ценит. Помимо семьи, о которой Гин заботиться по мере сил, к людям, к которым у него подобное отношение, можно отнести Адриану Мирам. С первой встречи с будущим Архимагом желает стать для нее надёжной опорой и узнать, что за человек скрывается за серебряной тиарой.
Однако к чужим или тем, кого сравнивает с вещью, может быть крайне жестоким. Ради себя готов принуждать людей к действиям грубой силой. Не привык, чтобы нижестоящие ему перечили, и, если такое случается, проучить может весьма изощрённо.
Оба родителя сладко пели в уши, и в итоге для Освальда возможна женитьба только на той, которую он будет любить всем сердцем. Но сам он натура переменчивая и влюбчивая. Ненадолго его очаровать довольно просто, но чтобы оставить хоть какой-то след в памяти надо обладать какими-то особыми чертами, которые даже сам граф назвать не может. Перед объектом влюбленности предстает весьма романтичным, нежным и отчасти ранимым. При этом довольно ревнив. Каждый роман для Освальда является чем-то особенным, девушки на одну ночь ему не интересны. Впрочем, сейчас графу не до любовных похождений.
Несмотря на то, что процветает семья фон Крориков именно за счёт алкоголя, сам Гин может выступить исключительно в роли дегустатора. Очень не любит пить в больших количествах, поэтому предпочитает травяные чаи.
Умен, что вполне естественно для человека его происхождения, признает, что знает далеко не все и не брезгует обратиться за советом, если таковой требуется. Не откажется от помощи в действительно сложном деле, понимая, что ему дано далеко не все. Также стоит отметить его любознательность, благодаря которой Освальд и стал изучать некромантию и магию в целом. Хлебом не корми, дай что-нибудь новое узнать. Но есть и свои минусы: быстро загорается, но может также быстро остыть, потеряв интерес. Если результатов нет слишком долго, может вообще забросить исследования, однако велик шанс, что вернётся к ним снова, возможно, с новыми подходом и идеями.
Имеет своё собственное представление о магии, всячески ищет подтверждения своей теории. Считает, что магия представляет собой некую субстанцию, которая случайным образом выбирает себе носителя, изменяя его организм. Благодаря этим изменениям энергетический поток субстанции проходит через тело мага, позволяя, собственно, колдовать. Те, кто получил Дар, способны изменить как свою жизнь, так и мир вокруг себя, что автоматически ставит магов выше всех неодаренных. Исходя из этих взглядов является магократом, причем сильно радикальным. Люто ненавидит либералов с их революцией, что и побуждает всячески бороться за права волшебников и аристократии, которые ныне сильно притесняются. Также стоит отметить, что магические проявления разделяет с обычными, считая, например, магический огонь почти разумным созданием. После неудачного восстания магов и реформ, проведенных правительством, лишь негативные стал относиться к либералам.
В богов Освальд не верит, не видя результатов их деятельности. Если бы боги были, разве допустили бы они весь тот ужас, что то и дело сотрясает не только Драгомир, но и весь Элеас? Если бы боги были, явно не позволили бы умереть стольким людям на Войне Крови. Или уничтожили бы весь Драгомир. Или не позволили бы либеральным крысам загнать в подполье одаренных.

VIII. История жизни
Биографию Освальда следует начинать с истории его семьи. Испокон веков фон Крорики владели территориями на юго-востоке Драгомира, выращивали на своей земле виноград и богатели за счёт продаж алкоголя. Им довольно быстро удалось нажить немалое состояние, и до самого начала Войны Крови аристократы, можно сказать, не знали финансовых проблем. Были другие сложности, которые они научились обходить отчасти при помощи магии. Однако дед Освальда, Джеймс фон Крорик, в 540-ом году отправил сына Себастьяна путешествовать по миру. Семья хотела процветания, поэтому крестьян на виноградниках заставляли работать по максимуму, при этом взамен давая как можно меньше. Неудивительно, что появлялись недовольные, и для их усмирения нужно было что-то сильное. К 540-му году обстановка вновь начала накаляться, поэтому хозяин земель и отправил сына на поиски эффективного средства усмирения. Себастьян вернулся через пять лет, и вернулся не один. С острова на востоке он привез невесту с необычным именем Кавахара. У себя на родине она прославилась, как один из сильнейших шаманов, на самом же деле девушка была довольно сильным некромантом. На тот момент Себастьян мало того, что видел в свадьбе несомненную выгоду, так ещё и в действительности сильно любил Кавахару, и вскоре служительница восточных богов стала женой молодого графа. Благодаря ее магии удалось надолго пресечь попытки крестьян начать бунт, а с ее необычными для Драгомира того времени способностями, манерами, речью, предпочтениями в одежде и украшениях некоторые даже начали считать ее посланницей богов. Также девушка привезла с собой секреты древних снадобий, вызывающих сильное привыкание, и, помимо некромантии, использовала их, заручаясь верностью некоторых семей, которые со временем почти перестали представлять свою жизнь без дурманящих настоек.
Однако счастье длилось недолго. В 550-ом году на свет появился сын Кавахары и Себастьяна, однако было ясно, что нежные чувства остались в прошлом, и теперь новоиспечённые родители могли взаимодействовать исключительно как союзники, но не как муж и жена. Их брак приносил выгоду, к тому же, родился наследник, что помогло сгладить разногласия. И все же своевольная Кавахара дала сыну другое имя, не желая называть его на драгомирский манер. В итоге мать называла ребенка по-своему, а Освальд нисколько не возражал и не возражает до сих пор.
Гину повезло с семьёй. Несмотря на отсутствие любви между родителями и их периодическими разборками, все в семье обожали маленького Освальда, возлагая на него огромные надежды и пророча счастливое будущее. Когда открылся дар, чего, по мнению родни, не могло не произойти (не могла же судьба обделить наследника великого рода!), мама быстро взяла ситуацию в свои руки и начала обучать мальчика именно некромантии. Кавахара прекрасно понимала, что у нее на родине мальчику не видать тех благ, что есть у него здесь, а на тот момент некромантия в Драгомире была под запретом, но надо же сделать все, чтобы мальчик в будущем смог легко отстоять свои права. Пока Освальд был маленьким, никто и не думал, что могут возникнуть сложности. Точнее, думали, но откладывали на потом. Но момент наступил, мальчика следовало отправить в Институт, чтобы там он мог в полной мере раскрыть свой потенциал. На счастье, Гин открыл в себе дар и к другому виду колдовства, а именно к магии огня, и тогда родители смогли без лишнего страха отпустить сына в Институт. Также помимо магии мальчик увлекался алхимией, что в будущем помогло ему в исследованиях в Институте.
В возрасте около 60 лет, примерно в 610 году юный Освальд фон Крорик первый раз переступил порог Института магии. Совершенно случайно он увидел Адриану, слепую волшебницу, что, не зацикливаясь на своём недуге, продолжала познавать магию иллюзии с особым упорством. Гин был восхищён силой воли чародейки и с особым рвением сам погрузился в изучение магии. Было весьма непросто познавать некромантию, постоянно скрывая ее и тратя так же много времени на магию огня. Однако успехов не могло не быть, а вместе с ними росло любопытство.
К 650-му году Освальд обзавелся товарищами, также интересующимся некромантией. Учились по редким запретным записям и записным книгам Кавахары, которые та передала сыну, а также полагались на опыт Гина, видевшего некромантию с самого детства. Если вопросы о том, откуда фон Крорик столько знает о запрещённой в Драгомире магии и возникали, молодой граф предпочитал уходить от ответа. Однако одного из начинающих некромантов застали за практикой запрещённой магии. Освальд решил перестраховаться, так как проблемы из-за его желания изучать магию смерти могли начаться достаточно серьезные. Граф обратился к уже ставшей магистром Адриане, рассказал о том, что преследует в большей степени научный интерес, не желает никому приносить вред и не считает правильным запрещение какой-либо ветви магии. Он полностью вверил себя магистру иллюзии, понимая, что от ее решения зависит, будет ли он казнен или заручится поддержкой имеющей немалую власть чародейки. К огромной радости Освальда, Мирам, видимо, оценив взгляды, прямоту и доверие к себе некроманта, не отказала и при случае покрывала мага, что происходило весьма редко из-за осторожности фон Крорика.
Так, Адриана была одной из первых, кто узнал, какую именно ветку на самом деле изучает Гин. Тогда же между ними стали образовываться первые связи, как минимум, секрет Освальда. Аристократ начал проявлять к магистру чисто человеческий интерес, однако не навязывался, хоть и стремился во всем помогать иллюзионистке. Узнав ее чуть лучше, чем раньше, фон Крорик лишь сильнее стал восхищаться ею. Он не видел в Адриане богиню, но ее человеческие качества, такие как способность всегда держаться уверенно и наличие внутренней силы, позволившей не сдаться из-за слепоты, навсегда оставили свой отпечаток в сознании графа.
Шли годы. Освальд действительно являлся очень талантливым магом, чего не могли не заметить. Со временем он даже стал помощником одного из преподавателей огненной магии. Стал одним из первых членов «Глаз Нэрейт», искренне поддерживая взгляды самой Адрианы, а также одним из финансистов гильдии благодаря большим денежным запасам семьи, всячески помогал в развитии «Глаз».
В 713 году, когда был снят запрет на некромантию, продемонстрировал свои способности и стал одним из преподавателей этой школы. Однако долго триумф не продлился, с началом Войны Крови Освальд покидает Институт. Южные земли пропитываются кровью, и, чтобы сберечь и семью, и деньги, часть которых идёт на развитие не только «Глаз», но и всего Института, помогает своим людям с эвакуацией на Север, в земли барона Эвальда тер Тинделя (друга семьи и торгового партнёра) подальше от эксайлов и их жуткой магии. На Севере отец Гина заболевает и умирает, так и не взглянув вновь на родные земли. Принято решение похоронить его в землях барона. Освальд возвращается в графство с матерью и дедом, семейное дело переходит к нему. Он усиленно занимается восстановлением земель и старается усмирить недовольство крестьян, по традиции действуя порой чрезмерно жестоко.
Наладив свои дела, Освальд возвращается в родной Институт, но беды не спешат оставлять его. Либералы совершают государственный переворот, сам некромант серьезно ранен. Он получает разрешение вернуться домой, к семье, официально, чтобы вылечится. Реально же в графстве бушуют недовольные, и Гин вынужден искать компромиссы. В этот раз ему вновь помогает Кавахара, напомнив о древнем рецепте, с помощью которого создавалось особое дурманящее вещество, вызывающее сильную зависимость. Когда-то оно уже использовалось на землях фон Крориков, и вполне успешно, поэтому Освальд сразу хватается за эту идею и начинает медленно превращать крестьян в нарк0манов, что помогает некроманту удержать власть, так как главы крестьянских общин пресекают недовольства подчиненных ради получения новой д0зы.
Разорение удалось предотвратить, однако в Сенат был выбран другой человек, не имеющий никаких связей с фон Крориками. Семья Гина столетиями жестоко эксплуатировала крестьян, и теперь они бы ни за что не позволили Освальду и дальше распоряжаться их судьбой. Оба отъезда были согласованы в первую очередь с Адрианой.
Ближе к середине 714 года Освальд вновь возвращается в столицу. И новое несчастье уже бьёт лично по Гину: Айнон Вейрос, магистр некромантии и лучший кутюрье из всех, что когда-либо знал фон Крорик, погибает. Ещё одним ударом оказывается, что Айнон, которого Освальд почитал как старшего товарища и учителя, просто сбежал. Подобное сильно сказывается на моральном состоянии некроманта, однако он со временем лишь сильнее убеждается в своих взглядах, а верность Адриане становится нерушимой. После исчезновения Айнона становится следующим магистром некромантии. Во время потопа фон Крорик был в исследовательской экспедиции, по возвращении из которой продолжил работу как над магией, так и в политической сфере.

Во время восстания магов в 715 году находился рядом с Адрианой. Всеми силами старалась защитить иллюзионистку, в ходе чего вступил в битву с Норландом. Освальду удалось защитить Мирам, однако сам бой с канцеляристом был проигран, а на теле графа появился новый шрам. Фон Крорика, находящегося без сознания из-за большой траты магической энергии и сильного ранения, унесли с поля боя находящиеся рядом девушки-лекари. Официально некромант считается без вести пропавшим.
В итоге он попал в дом двух юных сирот, одна из которых была магов восстановления и училась управлять даром у своей уже покойной матери. Девушки прятали бывшего магистра, сказав властям, что это их брат, раненый во время стычки из-за магического дара одной из девочек, произошедшей ещё до восстания (этот факт подтвердили соседи, не знающие, что на самом деле брат скончался несколькими днями ранее). Подобное можно назвать чистым везением, так как фон Крорик мало того, что не погиб прямо на поле боя, так ещё оказался похожим на умершего родственника спасших его сестер.
Изначально девушки не подумали о том, что попавший к ним мужчина – некромант, поэтому решили использовать магию, что вызвало в теле Освальда диссонанс и в первое время ухудшило состояние. Довольно продолжительное время Гин пролежал в лихорадке, лечение уже обычными методами проходило долго и тяжело. В бреду он упоминал Институт, а так же родные земли, благодаря чему сироты поняли, что прячут у себя достаточно значимого человека. Хорошенько обдумав все, они не стали выдавать выбывшего магистра некромантии властям, так как видели, насколько плохо государство обращается с магами и надеясь получить хоть какую-то помощь от попавшего к ним мужчины.
Как только состояние фон Крорика стабилизировалось, девочки решили уехать из столицы. Оставаться было опасно не только потому, что сироты приютили у себя значимого человека (у либералов везде есть уши, а давать им лишний повод для недовольства было не лучшей идеей), но и из-за возросшего негатива по отношению к магам. Побираясь к окраине города, Гин сознательно выбрал путь, прилегающий недалеко от резиденции Эвальда тер Тинделя, понимая, что и путь такой безопаснее, и надежда на необходимую дополнительную помощь есть. Люди барона узнали фон Крорика, и по приказу своего господина помогают некроманту покинуть город.
В пути графу стало несколько лучше и он скорректировал маршрут (изначально хотели отправится в земли барона, гдк им бы предоставили всю необходимую помощь), предложив сестрам отправится к нему домой, где однозначно будет безопасно. В качестве прикрытия Гин представляется братом лекарей и они втроём отправляются на юг. Людей Эвальда некромант отсылает обратно, написав эльфу письмо, часть которого содержала благодарность за помощь. В качестве подтверждения своей личности, чтобы барон не беспокоился за свою безопасность, к письму граф прилагает свой кулон.
Дома сына встретила Кавахара.
На родном юге Освальд восстановился практически окончательно (путь домой оказался не близким, что выздоровлению не способствовало). Благодаря дурманящим настойкам мать Гина успешно удерживала власть. Также эти настойки стали использоваться ею более активно в связи с деятельностью либералов. Кавахара не предпринимала активных действий против власти либералов, продлевая договор о поставке вина, пускай из-за сложившихся в стране обстоятельств дела шли далеко не так успешно.
Освальд надолго дома не остался. Видя, что происходит в стране, он решил вернуться в столицу и помочь Адриане, которая, он был уверен, жива и не сидит сложа руки, смирившись с обстоятельствами. Помогших ему девушек граф взял с собой на случай, если в пути ему станет хуже (серьезное ранение, лихорадка и большое количество нервных потрясений негативно сказалось на здоровье некроманта). Также он был уверен, что ныне опальным магократам лекари лишними не будут, как и финансовая поддержка со стороны его семьи.
Чтобы иметь возможность вернуться, снова обратился к Эвальду тер Тинделю, передав ему с помощью доверенных людей ещё одно письмо, на этот раз граф для подтверждения личности вложил в него серьги. Барон не отказал некроманту в содействии, и во время личной беседы Освальд убедился, что такой человек, как Эвальд, может действительно помочь фракции. Навел тер Тинделя на Ферну, через которую проще всего было связаться с радикальными магократами.
За время пребывания дома подробнее изучил составы дурманящих средств, плотнее занялся алхимией, хотя магия для него по прежнему на первом месте.


IX. Способности
В быту практически бесполезен. Предпочитает поручать тяжёлый физический труд слугам, а сам тратит время на более важные вещи.
Хорошо образован, что необходимо для управления графством. В вопросах торговли полагается на доверенных людей, опыт деда и прочные связи, сам очень осторожно принимал решения, касающиеся продажи алкоголя. Ныне этим вопросом занимается его мать.
Практически в совершенстве владеет одноручным мечом. Учился этому с детства, продолжал практику даже после того, как отправился в Институт. Меч длинной 90 см, весит чуть меньше килограмма. В бою использует как рубящие, так и колющие удары, что позволяет сражаться с соперниками с различным вооружением. Изобретателен настолько, что в случае опасности может заколоть противника даже чайной ложкой.
Талантливый исследователь, хороший алхимик, изучает все, что хоть сколько-нибудь привлекло его внимание. Сильно был заинтересован процессом создания искусственных магов. Помимо общего интереса к столь тонкому вопросу убежден, что эксперименты помогут ему доказать либо опровергнуть его собственную теорию магии.
Прекрасно держится в седле, привычен к преодолению больших расстояний верхом.
Достаточно вынослив, хотя в основном предпочитает тратить силы на исследования.
Некромант 3 уровня и маг огня 2 уровня. Магию старается использовать максимально виртуозно, развивать ее, но не забывать о других науках, которые могут пригодиться.
X. Тема пробной игры
ХХХ
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Чeбоксанакс в сообществе Dragomir 19:55:52
­­
I. Раса
Эльф

II. Имя и фамилия | Прозвище
Эвальд тер Тиндель

III. Возраст
404 (визуально ~40)

IV. Пол | Ориентация
Мужской | Гетеросексуал

V. Политические взгляды | Деятельность
Магократ | Сенатор, информатор фракции

VI. Облик

Мужчина впечатляющей комплекции тела (при росте в 6,4 фута ~194 см, и весе 92 кг), пусть ещё и не достиг фарватера жизни, уже имеет многие атрибуты человека опытного и зрелого: сухая бледная кожа, лицо, разукрашенное северными ветрами и редкими, но внушительными шрамами. В комплекте с волосами от природы белоснежного оттенка, по привычке собранными в низкий хвост до плеч и выбритыми на висках, столь же седой обильной щетиной и морщинистыми веками под густыми бровями Эвальд, скорее, похож на сурового, измотанного жизнью лесоруба с крайнего Севера, нежели на наследника чистой эльфийской крови. О последней, в свою очередь, свидетельствует многое, начиная от идеально высеченных черт лица и заканчивая «золотыми» антропометрическими­ данными, предпосылки развития которых веками культивировались в роду северного эльфа. Всегда вдумчивые глаза цвета светлого аквамарина, порой искрящие надменным блеском, словно отражают цвет его благородной крови, и даже острые уши при всей своей длине, казалось, выросли строго по линеечке.
В современной моде особо не смыслит, традиционно предпочитая облачаться в «домашние» наряды, будь то грубые плащи или куртка из тюленьей шкуры, обязательно отороченные густым мехом, что в случае морозов легко закрывает нижнюю часть лица. Пребывание в столице не особо обогатило его гардероб – перед визитом в зал Сената надевает одну и ту же голубую, удлинённую до колен и подпоясанную рубаху, расшитую золотыми эльфийскими узорами. В целом, выходя на столичную публику, Эвальд не упускает возможности продемонстрировать своё происхождение и нынешний статус.
На одежде блеск роскоши заканчивается – никаких украшений эльф никогда не носил, не желая загромождать ими настоящее достояние расовой эстетики. Не уследив в своё время за лицом, Эвальд с двойной педантичностью относится к своей пепельной растительности на видимых участках тела, не забывая также об уходе за огрубевшими руками. К слову о шрамах: самый приметный – поперёк всего лица, слава Фионе, чудом не задевший глаз, а среди рубцов, скрытых под одеждой эльфа, доминируют напоминания о неудачном опыте скалолазания.
Обладает низким, слегка хрипловатым голосом. Из речевых особенностей стоит отметить непроизвольное удвоение шипящих звуков, произносимых словно в момент дрожи. В самом же общение немногословен, при этом отдавая предпочтение эльфийскому – разумеется, если его собеседник что-то способен понять.
Размашистый шаг, гордая осанка – походкой мужчина напоминает ледокол, своим ростром – порой неприлично высоко задранным подбородком – бескомпромиссно дробящий серое окружение. Часто любит держать руки в скрещённом положении и активно взаимодействовать ими, что напоминает «фантомную» попытку согреться. Из предметов инвентаря никогда не расстаётся с резным одноручным топором, болтающимся на кожаных поясах: оружие представляет собой монолитную металлическую конструкцию с эльфийской гравировкой на полом древке.

VII. Нрав

Человек замкнутый, чем-то отталкивающий, и ввиду своего характера становится ещё нелюдимее. Редко поддаётся первым впечатлениям, а период «знакомства» в его случае может длиться годами. Конечно, былой максимализм, высокомерие и вера в свою исключительность поугасли, однако неизгладимый след в душе остался: упиваясь своей родословной и статусом, Эвальд по-прежнему тяжело находит общий язык с окружающими, особенно если их кровь не отличается должным благородством. Притом наличие титула ставит выше расы – человек (или даже дварф) с неопороченной семьёй и именем удостоится куда большей симпатии, нежели «падшие» сородичи.
Консервативен до мозга костей: следует заветам предков, практически не принимает ничего нового. Если же возникают исключения, Эвальд оправдывает стоящие новинки «хорошо забытым старым». Верит с мессианскую роль потомственного дворянства, особенно восходящего к эльфийским корням – себя же поэтому считает одним из рьяных защитников наследия своей семьи и народа. Даже не имея детей, мужчина ощущает себя патриархом собственных земель, старается проявлять к подданным должное внимание и заботу, однако не стоит принимать его ответственность за великодушие. Во времена нужды способен делить с челядью хлеб и кров, но, сохраняя дистанцию, всегда готов поставить простолюдинов на место.
С самого детства мальчика воспитывали в духе исключительности, подчёркивая важность "унаследованной" магии в его крови, однако подобные убеждения - ровно как неприязнь к "бездарным червям" - Эвальд привык скрывать по одной простой причине - никто из ныне живущих (за исключением его ближайших подданных с родных земель) не может знать о магических талантах барона. За минувшие столетия остепенившийся Эвальд научился держать "божественную энергию" под контролем, выплёскивая её лишь за закрытыми дверьми.
Несмотря на недолгое пребывания в столице и суровый уклад жизни в собственном баронстве, тер Тиндель накопил достаточный багаж знаний и опыта, чтобы звать себя существом интеллектуальным. Не любит влезать в бессмысленную полемику, однако в случае её необходимости может давить не только словами. Впрочем, всё напрямую зависит от происхождения оппонента и его отношения к самому Эвальду.
Скрывая угрюмость и чувство одиночества за маской сурового, холодного безразличия, в глубине души эльф признаёт, что больше остального любит две вещи – себя и быть собой. Если же в проявлении нарциссизма проблем не испытывает, то найти людей, которой будут ценить и уважать Эвальда без капли лжи и лести – задача куда сложнее.
Неизменное следование традициям и потребность в сохранении чистоты крови отпечатались и на его сексуальных предпочтениях: в вопросе подбора партнёров тер Тиндель оказался настолько избирателен, что до сих пор является девственником. В делах любовных, тем не менее, остаётся неопытным романтичным юношей – рыцарем, что всё ждёт свою суженую, при этом не особо торопясь её искать. Впрочем, полжизни ещё впереди.
Несмотря на напрашивающуюся инертность, тер Тиндель позиционирует себя как человека деятельного, не брезгующего и тяжёлым физическим трудом – правда, в данных вопросах он не обладает универсальностью. С юности старался быть во всём первым и редко когда упускал возможность показать холопам, на что способен сын барона. Сейчас уже не испытывает необходимости доказывать своё право на власть силой и трудом, однако никогда не прочь замарать руки в грязных делах – особенно если ради благой цели.
При всём своём высокоблагородии не всегда отличается чистотой помыслов. Давно знаком с премудростями дворянского бытия, а потому не считает зазорным ложь и лицемерие. Последние в силу отсутствия таланта даются ему с трудом, поэтому Эвальду проще держать рот на замке, даже под пытками. В отрыве от политических игр, наоборот, беседует прямолинейно и бесхитростно, ибо молчания ему с лихвой хватает в Сенате.
Несмотря на инертность в законодательном органе страны, пляшущем под либеральскую дудку, тер Тиндель на дух не переносит правящую фракцию, считая их кричащие лозунги о свободах и равенстве химерой, попирающей священные права аристократии. Не меньшим протестом с его стороны, пусть и чаще всего внутренним, встречаются инициативы правительства, направленные на ущемление прав магического населения. Считая магию даром божьим, а её обладателей – когортой «избранных», Эвальд питал симпатии к фракции магократов, при этом долгое время оставаясь в стороне от внутриполитической борьбы Драгомира. События последнего года оказали определяющее влияние на превращение Эвальда в сторонника радикальной магократии. Впрочем, помимо общепринятых постулатов фракции, особую нишу в идеологии человека занимает вера в то, что магия – удел благородных, а дар в руках «грязной крови» - вещь сомнительная и нуждающаяся в контроле.
Подобно отцу, отцу его отца и т.д. глубоко почитает пантеон Семерых. Традиционно выделяет из него Фиону как покровительницу своего народа, даже учитывая, что богиня редко захаживает в его края.

VIII. История жизни

Отец – барон Вильнар тер Тиндель
Мать – Альаран, дочь барона Кирзаир
Старший брат – Дирас тер Тиндель, наследник

311 - 364
Триста одиннадцатый год IVЭР – в землях потомственного барона Вильнара тер Тинделя рождается второй сын, подаренный зрелому эльфу молодой дочерью барона Альаран Кирзаир из Восточных земель. Мальчика непорочной эльфийской крови нарекли Эвальдом. Само же владение барона имело долгую историю: первоначально Тинделем именовалась ложбина, раскинувшаяся от предгорий Корренола, за лесом Нимх, и тянущаяся к Эйнорийскому заливу. Ещё со времён Второй эры ущелье было оплотом общины северных эльфов, одна лишь на закате Третьей в результате административной реформы эльфийская земля была преобразована в одно из баронств, а её предводитель, дед Эвальда, получил наследный титул наместника Тинделя. Власть передавалась по крови, а название территории плавно трансформировалось в фамилию с частицей «тер».
Шли столетия, но в землях баронов по-прежнему царил патриархальный уклад жизни: особую роль в воспитании мальчика играло приобщение к традициям и верованиям его народа, к байкам о благородном происхождении эльфов, подвигах знаменитейших волшебников и божественном покровительстве со стороны Фионы. Часто приукрашивая действительность, Вильнар, уже несколько веков сидевший в баронах и тешась грёзами о выгодном браке с не менее знатным домом, хотел вырастить завидного жениха, знающего себе цену и способного осуществить планы отца. Вильнар, бесспорно, любил младшего, однако эта любовь была сравнима с заботой о породистом жеребце, ожидающего своего звёздного аукциона в золотом стойле. С раннего детства Эвальд редко выходил на публику, по распоряжению родителей занимаясь интеллектуальным просвещением на дому: эльфийские мудрецы, приглашённые не только с земель барона, но и с соседних окраин, усиленно занимались образованием мальчика, который, однако, не стремился идти им навстречу. Подобное обучение не давалось Эвальду, непоседливому и избалованному малому, что под влиянием образа надменного отца не стеснялся в выражениях с бродяжными старцами.

364 - 539 ­­
Лишь в 53 года у мальчика был обнаружен дар – факт, который никого не удивил: согласно красивой родословной (не без утаения некоторых фактов), у каждого в фамильном древе тер Тинделей в жилах открывалось магическое предназначение. Магия земли – популярнейшая специализация в полугорном районе, занимающимся добычей породы в карьерах. Вильнар лично заботился о том, чтобы с мальчиком, как и его старшим братом – Дирасом - работали лучшие чародеи в округе. Учитывая, что Север ими богат не был, а оплачивать услуги столичных учителей у барона попросту не было средств, обучение Эвальда – эльфа с потомственной судьбой мага – шло медленно. Вместе с базовыми навыками молодому дворянину прививалось чувство собственного превосходства, а с каждым шагом вперёд, на пути к волшебному всевластию, гордыня мальчика росла вдвойне. Лишь когда возраст «юноши» перевалил за сто лет, отец стал развивать в сыне практическое применение полученных знаний – в карьерах у подножья Корренола. Чередуя магические упражнения с физическими и фехтовальными, Эвальд обретал очертания требуемой красоты и навыков, достойных завидного жениха.
Когда парень достаточно окреп, отец принялся активно выводить сына в «высший свет». На редких для Севера аристократических собраний Вильнар не только кичился «скромным» баронством и выдающимися объёмами добычи (конечно, не выдавая магической причастности к производству), но и искал Эвальду подходящую по статусу (а ещё лучше, превосходящую его) чету. Дар сына решено было скрывать в качестве козыря, однако до его применения всё никак не доходило, поскольку связывать себя с узами с «бароном из глубинки» не особо спешили. Сам же Эвальд не горел идеей женитьбы, опрометчиво не воспринимая бесчисленных отказов со стороны потенциальных сватов, и вскоре с головой окунулся с «тяготы» высшего общества: интриги, беседы о политике, гадание на полутонах и тайные письма интересовали юношу куда сильнее, чем будущий брак.

539 - 542
Блеск аристократической жизни растворился, когда в 539 году на предгорных карьерах произошла «техногенная» катастрофа. Постоянная опасность схода лавин и оползней вперемешку с халатностью магов-рабочих привела к мощнейшему обвалу, в результате которого под грудами породы и снега оказались не только разведанные месторождения, но и старшие тер Тиндели. Двум магам просто не хватило сил и уровня, чтобы остановить надвигающуюся трагедию, а баронство за раз лишилось и правителя, и его наследника. Обвиняя в понесённых жертвах ненасытного скрягу-барона и потеряв главное средство к существования, разъярённые смерды двинулись в осиротевшее поместье хозяина, не ожидая серьёзного сопротивления со стороны зазнавшегося юноши. Пленив Эвальда и подвергнув "папенького сынка" издевательствам, холопы оставили ему на память три диагональных шрама поперёк барского личика. Обезумевшая от утраты Альаран, самоубийственно бросившись защищать оставшегося сына голыми «магическими» руками, первой пала жертвой эльфийского бунта, бессмысленного и беспощадного. Эгоистично воспользовавшись единственным шансом на побег, Эвальд вместе с выжившими придворными чародеями и верными слугами совершил «тактическое отступление» и, перегруппировавшись­ в лесах, застал смутьянов-мародёров­, обшаривающих брошенных особняк в поиске наживи, врасплох. Самолично, дедовским топором перерубая головы всем виновным, последний из тер Тинделей в порыве юношеской ярости быстро навёл порядок в баронстве, лишь после заметив, что владения опустели на треть населения и стремительно разорялись.
Лишь став медленно помирать в голоде и безденежье и предчувствуя новую волну недовольства, Эвальд поборол дворянские предрассудки и принялся за восстановление хозяйства. Более не подпуская «одарённых» эльфийских самоучек к работе в расчищенных карьерах, тер Тиндель остался единственным магом земли, кто непосредственно работал с породой. Не находя возможности более посещать привычные места обитания юного аристократа, Эвальд закрылся в монотонном труде в одном строю с подданными баронства, на ближайшие десятилетия погрузившегося в упадок. Постоянная озлобленность на мир и одиночество ненадолго рассеялась, когда в землях тер Тинделя объявился человек, достойный общества горделивого эльфа. Им стал граф Себастьян фон Крорик, путешествующий тогда по Драгомиру и угодивший в запущенное баронство на Северо-Западе страны. Встретив за долгое время родственную в своём благородстве душу, Эвальд обеспечил страннику положенный комфорт в суровом краю, чем заслужил ответную симпатию графа. За время своего недолго пребывания человек и эльф заключили торговое соглашение на поставки в земли фон Крориков первосортного камня и гранита взамен на графское вино – его условия оказались выгоднее для Себастьяна, однако и Эвальду было грех жаловаться, ибо фон Крорик стал первым надёжным партнёром за последние года упадка.

542 - 713
Последующие сто лет двое мужчин вели переписку, содержание которой порой выходило за рамки обозначенных поставок. Будто заботясь о своём партнёре, Себастьян делился с Эвальдом собственным опытом управления землёй, и, косвенно укрепляя баронство тер Тинделя, гарантировал себе стабильность поступления горных пород. Поскольку собственный отец никогда не готовил Эвальда к наследованию «земли предков», лишь к 607-м году «потом и кровью» барону удалось восстановить хозяйство до состояния, предшествующего печальной трагедии. В том же году Себастьян, вновь отправившийся в деловое путешествие, навестил возрождённые земли вместе с наследником, юным Освальдом.
Наконец-то разобравшись с производственными хлопотами и снискав уважение усмирённого народа, Эвальд отошёл от работы в карьерах и вернулся к размеренной жизни внутри поместья за учёбой и тренировками. Чуть позже, обретя некий душевный покой, барон стал разбавлять хандру, царившую в осиротевшем имении, частыми конными прогулками, охотой и походами в горы. Не забывая событий 539-го года, Эвальд стал крайне осторожен с собственным даром, давая растущей энергии выплеск лишь в местах безлюдных и более-менее безопасных. Когда же тер Тинделю стукну